КУЛЬТУРА
 
Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья

В начале было Слово...

Мы уже писали о федеральной программе "Развитие культуры Русского Севера", создание которой завершится к концу нынешнего года. Данная программа - весомый шанс для Русского Севера обрести второе дыхание. Но шанс лишь в том случае, если программа будет насыщена реалиями жизни, проектами снизу, из глубинки, если она не превратится в еще один дорогостоящий научный или музейный труд.
    О программе рассказывает советник министра культуры России, координатор и один из идеологов программы Тамара ГУДИМА. С ней недавно беседовала в Москве писательница и журналист Галина АКБУЛАТОВА.

В нашей республике на основании приказа Министерства культуры России в связи с разработкой федеральной программы была создана рабочая группа, которая на своем уровне собирала и анализировала заявки с мест, от общественных организаций и отдельных лиц. Один из первых вопросов, который, к своему удивлению, я услышала на одном из заседаний:
    - Почему именно Русский Север, а не российский, как принято говорить сегодня?
    - Такой же вопрос часто задают и нам. Поэтому для начала - что такое вообще Русский Север? Это прежде всего огромная территория, куда входят Мурманская, Архангельская, Вологодская, Псковская, Новгородская области, в Карелии - Заонежье, Пудожье, Поморье... Это лес, золото, алмазы, нефть, газ... Это величественная и суровая природа. Открытый, великодушный, во многом сформированный суровыми условиями выживания и отдаленностью от центра народ...
    В освоении Русского Севера, как известно, основную роль сыграл Великий Новгород. Вплоть до XV века он слыл в России и в Европе, по словам Н.М. Карамзина, державою народною, или республикой. И даже когда при Иоанне III Новгород покорился Москве, Русский Cевер сохранил дух вольности и самостоятельности в организации как своего общественного бытия, так и домашнего, хозяйственного обихода. Все это не могло не наложить на культуру жителей северных земель удивительное своеобразие, чему в немалой степени способствовало отсутствие на Севере крепостной зависимости и господства иноземцев: татаро-монголы так и не добрались сюда, а польско-литовские захватчики встретили на северной земле такой отпор, что поспешили убраться, не оставив о своем пребывании заметного следа.
    На этой земле проживают, разумеется, не только русские. В последние годы для малых народов Севера - саамов, ненцев, вепсов, карел - разработаны специальные социальные и культурные программы. Но сегодня ни для кого не секрет, что мы теряем русскую культуру... И не только русскую культуру, мы теряем русского человека... У всех на слуху ужасная, просто катастрофическая статистика по смертности среди русского населения...
    - Тогда почему культура именно Русского Севера, а не вообще русских?
    - Я всегда и везде говорю: наша программа не территориальная. Не считайте, где границу провести, смотрите, где в целостности, подлинности сохранилась русская культура. По мнению специалистов, на Севере она сохранилась в большей истинности, в большей сокровенности. Поэтому и Русский Север. Но речь, разумеется, идет о сохранении и развитии всей русской культуры.
    - Тамара Михайловна, на каком этапе находится формирование программы?
    - Сегодня можно говорить о завершении первого этапа - сборе заявок из областей (хотя, разумеется, и это относительно, заявки все еще продолжают поступать, несмотря на то что все сроки вышли, и мы, конечно, их также будем рассматривать, чтобы ни в коем случае не пропустить наиболее интересные, содержательные идеи и предложения). В течение лета эксперты - всего над программой работает 150 человек: известные ученые, музейщики, представители центральных фольклорных центров, деятели культуры - знакомились с ними.
    Заявки проанализированы, и, честно говоря, многие из них вызывают ряд тревожных вопросов своей непродуманностью, незавершенностью. Часто возникает ощущение, что названные в заявках суммы просто-напросто взяты с потолка... Мы же хотим в результате получить содержательную программу, новую по своим подходам, в хорошем смысле претенциозную...
    - Каковы критерии отбора заявок?
    - Прежде всего важна степень разработанности той или иной заявки. Нужна гарантия, что есть силы, способные реализовать данный проект. Оценивать все это будут специалисты, профессионалы высокого класса.
    - Можно ли уже говорить о тенденциях, которые прослеживаются в заявленных проектах?
    - Совершенно очевидно, что в программе намечаются три раздела. Первый - это уникальные ценности русской культуры, сохраненные Севером, такие, например, как русская деревянная архитектура. Это неотъемлемая составная часть всей русской художественной культуры, и Русский Север обладает огромными богатствами уже хотя бы потому, что является грандиозным, единственным в своем роде заповедником народного деревянного зодчества. Такого в мире больше нет нигде. Утратим мы это, потеряет не только русская, но и мировая культура. Мы должны во что бы то ни стало сберечь памятники деревянной архитектуры для будущих поколений, привести их в надлежащее состояние, решить, как им дальше жить...
    Второй раздел, он мне представляется самым новым и самым сложным, но и самым интересным, - это развитие территорий через культуру. На Севере есть такие территории, завтрашний день которых целиком зависит от культуры, ее состояния. Эти территории вызывают особый интерес туристов, почитателей отечественной культуры. Например, город Каргополь. Ему 850 лет. Там древняя архитектура, там умельцы в разных видах промыслов. Там история, там традиции... Или Кенозерский национальный парк... Программа, которую прислали сотрудники этого парка, называется "Развитие Кенозерского национального парка - стержень развития территории". А еще Вологда, Кириллов... Эти города, большие и малые, могут осуществить свои социальные программы во многом через развитие культуры.
    Наконец третий раздел программы - "Живая традиция". Он посвящен тому новому, что создали или создают наши современники.
    - Какие предложения поступили из Карелии?
    - Они во многом касаются историко-культурных территорий, таких как Поморье, Лоухский, Кемский, Беломорский районы, Заонежье... А также уже действующих проектов по Кижскому архитектурному комплексу, Водлозерскому национальному парку...
    - К сожалению, Тамара Михайловна, я не услышала среди названных вами проектов заявки журнала "Север". Журнал все эти годы отчаянно боролся за сохранение единого литературного пространства Русского Севера, отстаивал на своих страницах своеобразие его экономики и культуры, публиковал проблемные очерки о бедственном положении писателей в нашей северной провинции, в тяжелых экономических условиях создал продукт культуры, не нарушив традиции, но изменив дизайн, сделав его более современным, улучшив полиграфию... Все это вместе взятое позволило представить современное лицо северного региона, культурный уровень республики...
    - Да, в начале было Слово... Слово, во всей его полноте, безусловно, будет особой частью федеральной программы, я бы даже сказала - ее девизом. Потому что литература - это стержень русской культуры. Без глубокого, содержательного слова немыслим русский театр, русская песня. Слово писательское, песенное выражало самую суть, особенности характера, нравов и обычаев русского человека. Оно объединяло людей, поднимало их дух.
    Я сейчас знакомлюсь с вашим журналом, читаю его и должна сказать, что мы всячески будем поддерживать такие издания и таких писателей, для которых дорог и сокровенен русский язык, которые развивают традиции своих великих предшественников. Ведь русская литература, помимо многих своих достоинств, отличалась еще и социальностью. В центре произведений писателей Русского Севера, таких как Степан Писахов, Борис Шергин, а позже Федор Абрамов, Василий Белов, прежде всего простой человек, его жизнь среди прекрасной и в то же время хрупкой северной природы, которую так легко порушить...
    Как говорили наши предшественники, в конце XIX века у нас правили два царя - Николай II и Лев Толстой... Так было в России и, хочется надеяться, так будет: власть умного, доброго, духовного Слова вернется на нашу землю, и очень хотелось бы мне (ведь я сама северянка, долгое время жила в Архангельске), чтобы возвращение это началось с Русского Севера.

Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья
© Редакция газеты "Карелия", 1998-2003