СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ
 
Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья

"Я органически слился с театром."

В сентябре прошлого года исполнилось 105 лет со дня рождения основателя Национального театра Карелии Рагнара Яковлевича НЮСТРЕМА. Трагична судьба этого талантливого человека: актера, режиссера, поэта, прозаика.
    Рагнар был шестым ребенком в семье финского рабочего-металлиста Яакко Нюстрема. С 13 лет начал он свою трудовую деятельность: работал токарем по металлу, кочегаром, был рулевым на флоте. Одновременно Нюстрем учился на театральных курсах и выступал на сцене рабочего любительского театра в пригороде Хельсинки. С 1912 г. состоял в Социал-демократическом союзе молодежи, с 1914-го в Социал-демократической партии Финляндии. В первой опубликованной книге "В кандалах" (1930 г.) Р.Нюстрем рассказывает о своем участии в революционном движении Финляндии, аресте после поражения революции в 1918 г., побеге из каторжной тюрьмы Таммисаари, в которой он должен был провести 12 лет заключения. С 1922 г. жил в СССР, учился в Коммунистическом университете национальных меньшинств Запада в Ленинграде, Гатчинском педтехникуме; в Петрозаводске преподавал в финской 9-летней школе, русском педтехникуме, с 1928 г. стал старшим учителем Карельского егерского батальона.
    В 20-х гг. Р.Нюстрем написал ряд пьес: "Закон революции" (поставлена в 1926 г. в Петрозаводске и Ленинграде), "Правосудие", "Красный посев", "Учитель". Р.Нюстрем - автор нескольких теоретических статей, театральных рецензий, представления "Взятие Зимнего дворца", поставленного в Петрозаводске на площади Свободы (ныне - площадь Кирова). Р.Нюстрем писал не только для взрослых, но и для детей: в 1929-1932 гг. в журнале "Кипиня" регулярно появлялись корреспонденции пионера Матти Миттакаава, путешествующего по разным странам и знакомящего ребят с важнейшими политическими событиями. Придумывал приключения Матти Рагнар Руско, под таким псевдонимом в 20-30-х гг. прошлого века работал Р.Нюстрем. "Руско" в переводе с финского означает "заря".
    В 1932 г., после окончания режиссерского отделения Ленинградской театральной студии, он стал художественным руководителем Финского театра и Карельского драматического техникума. В 1936 г. был принят в Союз писателей СССР. Являясь членом Коммунистической партии с 1927 г., воспев в своих стихах и пьесах первую страну социализма, Р.Нюстрем стал их жертвой. "Работая в национальном театре, - говорится в решении партсобрания первичной парторганизации Дома народного творчества от 20 сентября 1937 г., - игнорировал карельский язык и карельскую культуру, ориентировался только на финскую публику, ежедневно был связан (по всем вопросам театра) с врагами народа. Пытался протаскивать в репертуар театра пьесы фашистской Финляндии. Выписывал фашистскую литературу из Финляндии и читал ее артистам нацтеатра".
    Вниманию читателей предлагаются неопубликованные письма Р.Нюстрема (в сокращении) в адрес партийных и советских руководителей, которые он написал в октябре 1937 г., находясь под арестом в Петрозаводске. Особенности стиля и орфографии сохранены.

			Первому секретарю обкома ВКП(б) тов. Иванову

Уважаемый товарищ!

    Обращаюсь к Вам как к единственному человеку, которому могу довериться, как представителю большевицкой правды и законности в Карелии. Прошу Вас пожертвовать частичку Вашего времени для моего дела.
    Меня исключили из партии, из союза и сняли с работы. Основным мотивом исключения мне сказали то, что я работал четырнадцать лет для создания Карельского Гос. Национального театра, который работал на финском языке. Это служило для некоторых людей достаточным основанием, чтобы заклеймить меня националистом и назвать сквозную линию театра националистической.
    Должен сказать, что мне лично не предъявлено никакого конкретно обоснованного обвинения, хотя фактически я уже осужден и несу наказание.
    Нужно отметить, что мои основные "судьи" совершенно не знают моей работы. (Из горкома и обкома только редкие люди смотрели спектакли, поставленные под моим художественным руководством.) Эти граждане намеренно искажают каждый положительный факт.
    Надо знать театр, его художественную и общественную работу, его хорошие и плохие стороны, прежде чем осудить меня, ее основателя и художественного руководителя. До сих пор в печати Карелии, Ленинграда и Москвы были только положительные отзывы о театре и его работе, об идейной и политической направленности. Не было ни одного сигнала о том, в чем меня теперь обвиняют мои теперешние обвинители, которые не знают специфики моего театра.
    Этим людям недостаточно того, что из-за их полного равнодушия в отношении театра он был принужден работать без всякой помощи в полном смысле слова. Театр выполнял большую работу в таких плохих творческих и материальных условиях, как ни один художественный организм в Советском Союзе. Несмотря на это у театра есть достижения, которые кажутся изумительными в этих условиях, по определению знатоков театра (из Ленинграда, Москвы).
    Меня чистившие хотят обратить в ничто мои художественные достижения за 14 лет.
    У меня на руках материальные доказательства моей творческой работы. По этой работе меня нужно судить. Истребительский метод в отношении меня и моей работы - самый черный шовинизм, который можно сравнить только с фашистской истребительной методологией.
    Я могу, конечно, работать в каком угодно русском театре. Но я считаю, что мое естественное место здесь, как национального советского режиссера. И что я нужен Карелии и своей художественной работой могу быть ей полезным. Я знаю Карелию. И хочу и дальше снова и снова своей работой показать свою безусловную преданность партии и советской власти в исполнении своих обязанностей в своем искусстве. В чем вопрос? Почему у меня отнимают право показать своей работой, что я из себя представляю, теперь для этого открылись все возможности. Разве рационально держать меня безработным?
    Прошу Вас принять меня лично, чтобы я мог дать Вам полную картину о проделанной мною работе и о карельских театральных вопросах. Прошу Вашего быстрого содействия, чтобы знающие театральное дело люди сделали бы обследование моей работы и дали бы честную оценку о ней и обо мне.

Петрозаводск, 13/X-37 Р.Нюстрем



		ЦК ВКП(б)
		Комиссии партийного контроля
		Председателю Всесоюзного комитета по делам искусств при СНК СССР
		Председателю ЦК Союза РАБИС


    По моим документам, которые находятся в горкоме ВКП(б) Петрозаводска, видно, что я работал в Карелии с октября 1923 года и с 1924 года активно участвовал в создании Карельского Национального театра. Принял эту работу близкой и своей, считая это своим художественным заданием на всю жизнь и имея право на это по Карельской Конституции. С начала этой трудной работы истекло 14 лет.
    Говоря о театре, подразумеваю также и себя, ибо я органически слился с театром. Считаю каждую победу театра под моим художественным руководством подарком для страны.
    Я не умею защищаться, потому что не знаю, против кого мне нужно защищаться. То, что спектакли, без некоторых исключений, производились на финском языке, не может быть признаком буржуазного национализма. Ведь играет же еврейский театр на еврейском языке, украинский театр - на украинском языке и т.д. В том, что мы до новой конституции работали почти только на финском языке, выявляется наше участие в том националистическом круге, который оставил карелов вне всякой культуры на их собственном языке. В этом выявляется и мое участие в этом преступлении в отношении карел, и все-таки я никогда ни словами, ни делами не выявлял себя идеологом старой конституции, ибо им не был.
    Прошу Комиссию партийного контроля пересмотреть мое дело и проверить меня как коммуниста, гражданина и художника. Думаю, что со мной случилось что-то такое, что не соответствует с тем, что тов. Сталин учил об отношении к человеку. Как артист я не мог сделать преступление тем, что искренно верил в людей, которым партия доверила высшее руководство. Это большое несчастье, но не преступление. Я же мастер своего дела и могу своей работой принести много пользы Карелии, потому что люблю ее и готов (как уже и показал в течение 14 лет) довести до конца ту художественную работу, которая была моей жизненной целью, и думаю, что сумею выправиться политически.
    Ведь была же идея карельского театра на карельском языке моей давнишней мечтой.
    То, что, начиная сезон, зажег весь коллектив к восприятию карельского языка, выучить который работники театра поставили себе целью в кратчайший срок, чтобы сейчас же приступить к карельским спектаклям, доказывает, что я понял свои обязательства и сумею под руководством партии довести до конца.
    Но если мне действительно придется прекратить ту работу, которую я поставил целью своей жизни, то прошу, чтобы не отняли у меня возможности работать в русских театрах Советского Союза.
    Вся моя творческая работа - спектакли, стихотворения, рассказы - доказывает Вам, что я не националист, но верный партии и советской власти рабочий артист.

Петрозаводск, 13/X-37 Р. Нюстрем




    Эти и другие обращения режиссера остались без ответа. Петрозаводский горком и Карельский обком ВКП(б) подтвердили решение собрания, и "за проведение буржуазно-националистической практики, за бытовое разложение" Р.Я.Нюстрем был исключен из партийных рядов, 20 ноября 1937 г. приговорен к 10 годам лишения свободы. Умер 12 декабря 1939 г. в заключении в г. Чите.
    В 1970 г. работники архива Карельского обкома КПСС ходатайствовали о реабилитации Р.Нюстрема в партийном отношении. В справке парткомиссии говорится: "Военная прокуратура установила, что Нюстрем был осужден необоснованно, в его действиях никакой антисоветской деятельности не было. Определением военного трибунала Северного военного округа от 7 мая 1956 г. решение тройки НКВД КАССР от 20 ноября 1937 г. в отношении Нюстрема Р.Я. отменено и дело о нем за отсутствием состава преступления прекращено". 7 мая 1970 г. Карельский обком КПСС отменил решение 1937 г. и постановил считать Р.Нюстрема полностью реабилитированным.
    Один из талантливых учеников Нюстрема заслуженный деятель искусств РСФСР и народный артист Карельской АССР Суло Туорила (1911-1979) в своей автобиографической книге "На жизненном пути" писал о Р.Нюстреме: "Очень талантливый и многосторонне одаренный художник, он был и поэтом, и драматургом, и режиссером, а кроме того, чутким и справедливым человеком. Если мы, выпускники театрального техникума, чего-то и добились в искусстве, то в первую очередь этим обязаны Нюстрему. Его вклад в развитие театрального дела в Карелии огромен".
    Гибель талантливого режиссера явилась значительной потерей для культуры Карелии. Нельзя без волнения читать письмо Р.Нюстрема, адресованное сестре жены Хелли из заключения 5 декабря 1937 г.: "Тяжело предполагать, что родные боятся меня как "врага" и поэтому не отвечают"; "Я здоров и бодрый - только нервы завинчены и душа дрожит от беспокойства ради родных - всех вас"; "После отправки отсюда я не буду больше беспокоить никого, потому что "покойникам" это не разрешают - неприлично"; "Приложу все сердце свое - и последнюю надежду в эти нервные и отрывочные слова".
    "Я не могу верить, что мое отсутствие будет очень длительным. Для этого нет пороха в моем деле. Я жизнь еще строю, и она будет светлой и прекрасной. Я это знаю. Я умею".
    В последнее время высказываются предложения присвоить Национальному театру Карелии имя Рагнара Яковлевича Нюстрема. Это было бы справедливо.

Публикацию подготовила Татьяна ПЕТРОВА



Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья
© Редакция газеты "Карелия", 1998-2003