Наша история
 
Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Это последняя статья номера Это последняя статья номера

Принцесса Дармштадтская, мученица русская

С 28 по 30 января 2005 года в Петрозаводской епархии будут пребывать святые мощи прмчц. великой княгини Елизаветы Федоровны и инокини Варвары. Их будет сопровождать епископ Бостонский Михаил - иерарх зарубежной Церкви, с которой Русская Православная Церковь долгие годы не вела диалога.
    Елизавета, принцесса Элла, дочь великого герцога Гессен-Дармштадтского Людвига IV и принцессы Алисы, внучка королевы английской Виктории, родилась в 1864 году. Ее мать умерла, когда Елизавете было 14, а будущей последней российской императрице Александре – 6 лет.
    Великая княгиня Елизавета была ослепительно красива. В те времена говорили, что в Европе есть только две красавицы и обе – Елизаветы: Елизавета Австрийская, супруга императора Франца-Иосифа, и Елизавета Федоровна. 19-летняя лютеранка стала женой брата царя Александра III, великого князя Сергея Александровича, пятого сына императора Александра II. Таинство венчания было совершено в воскресенье 3 июня (в праздник Всех Святых) 1884 года в церкви во имя Спаса Нерукотворного Большого дворца Санкт-Петербурга по православному обряду, а после него и по протестантскому – в одной из гостиных дворца. Для принцессы, выходившей замуж за великого князя, не требовалось обязательно переходить в Православие.
    В 1888 году, к 900-летию крещения Руси, император Александр III поручил Сергею Александровичу быть его представителем на освящении храма святой Марии Магдалины в Гефсимании, построенного на Святой земле в память их матери, императрицы Марии Александровны. Сергей Александрович уже был на Святой земле в 1881 году, когда участвовал в основании Православного палестинского общества и стал его председателем. Это общество собирало средства для паломников в Святую землю, для помощи Русской миссии в Палестине, расширения миссионерской работы, приобретения земель и памятников, связанных с жизнью Спасителя.
    Узнав о возможности посетить Святую землю, Елизавета Федоровна восприняла это как указание Божие и молилась о том, чтобы там, у Гроба Господня, Спаситель Сам открыл ей Свою волю. В Россию она вернулась вместе с мощами Ефросинии Полоцкой, сказав сестрам Гефсимании, что мечтала бы здесь лежать после смерти. Так и вышло.
    В 1891 году ее муж стал московским генерал-губернатором. Елизавета усердно учила русский язык. Когда русские становились на колени перед иконами, она делала книксен, стремясь по-своему выразить почтение русской вере. Принцесса Элла думала, читала и молила Бога указать ей правильный путь, «найти всю настоящую и сильную веру в Бога, которую человек должен иметь, чтобы быть хорошим христианином». «14 апреля 1891 года, Санкт-Петербург. Элла присоединилась к Православию. Она сделала это не из каких-нибудь целей, а по твердому убеждению после двухлетнего размышления. Трогательный обряд присоединения совершился у Сергея в его домовой церкви рано утром», – читаем в дневнике великого князя Константина.
    «Счастье состоит не в том, чтобы жить во дворце и быть богатым, –  писала Елизавета Федоровна своим воспитанникам – детям великого князя Павла Александровича (младшего брата Сергея Александровича) Марии и Дмитрию. – Всего этого можно лишиться. Настоящее счастье то, которое ни люди, ни события не могут похитить. Ты его найдешь в жизни души и отдании себя. Постарайся сделать счастливым тех, кто рядом с тобой, и ты сам будешь счастлив».
    В 1905 году ее муж был убит в Кремле бомбой, которую бросил эсер Каляев. Елизавета своими руками собрала останки мужа и на третий день посетила его убийцу. Каляев сказал, что не желал ей горя, но ни в чем не раскаивается и просит не хлопотать о нем.
    Жить для других было смыслом Елизаветы Федоровны. После трагической смерти горячо любимого мужа, великого князя Сергея Романова, она продала все свои драгоценности и, приняв в 1910 году монашеский постриг, основала Марфо-Мариинскую обитель милосердия. При обители были созданы бесплатная больница, где работали лучшие врачи Москвы, столовая для бедных, приют для сирот. За год настоятельница монастыря получала до 12 тысяч прошений о помощи и всем старалась помочь. Особенное внимание княгиня обратила на несчастных детей Хитрова рынка, несших на себе печать проклятия за грехи своих отцов.
    После революции ей не раз предлагали уехать – она отказалась. Арестована она была на Пасху 1918 года. Вместе с князем Палеем, тремя родными сыновьями великого князя Константина Константиновича и остальными царственными мучениками встретила свой смертный час святая преподобномученица Елизавета.
    18 июня 1918 года, на другой день после убийства царской семьи, в Алапаевске было продолжено истребление членов фамилии Романовых. Сестер, сопровождавших свою настоятельницу, привезли в областной Совет и предложили им идти на свободу. Обе умоляли вернуть их к великой княгине. Тогда чекисты стали пугать их пытками и мучениями, которые предстоят всем, кто останется с ней. Варвара Яковлева сказала, что готова дать подписку даже своей кровью, что желает разделить судьбу великой княгини. Так крестовая сестра Марфо-Мариинской обители Варвара Яковлева сделала свой выбор и присоединилась к узникам, ожидавшим решения своей участи.
    Второе злодейское убийство превзошло по жестокости и цинизму даже екатеринбургскую трагедию: великокняжеских узников отвезли на заброшенный железный рудник в 18 километрах от Алапаевска, избивали прикладами и живыми сбрасывали в шахту. Первой столкнули в яму великую княгиню, которая крестилась и громко молилась: «Господи, прости им, не ведают бо, что творят!»  Елизавета Федоровна упала не на дно шахты, а на выступ, находившийся на глубине 15 метров. Она не погибла сразу, поддерживала других заживо погребенных в их смертный час, пела молитвы. Когда изуродованные тела подняли наверх, пальцы правой руки Елизаветы были сложены для крестного знамения.
    Когда белая армия заняла Алапаевск и началось расследование убийства великих князей, рядом с Елизаветой Федоровной нашли тело Иоанна Константиновича с перевязанной головой. С тяжелейшими переломами и ушибами, она и здесь стремилась облегчить страдания ближнего, перевязала своего двоюродного племянника – первенца великого князя Константина Константиновича.
    В посмертной судьбе Елизаветы Федоровны участвовала английская королевская семья. Останки настоятельницы Марфо-Мариинской обители и ее верной келейницы Варвары в 1921 году были перевезены в Иерусалим и положены в усыпальнице храма святой равноапостольной Марии Магдалины в Гефсимании. Долгим и тяжелым был этот путь. 18 (31) октября 1918 года тела страдальцев положили в деревянные гробы и поставили в кладбищенской церкви Алапаевска, где совершалось постоянное чтение псалтири и служились панихиды. На следующий день гробы перенесли в Свято-Троицкий собор, отслужили заупокойную литургию, а вслед за ней – отпевание. Гробы были поставлены в склепе собора, с правой стороны от алтаря. Но недолго покоились здесь их тела. Красная армия наступала, и необходимо было перевезти их в более безопасное место. Занялся этим отец Серафим, игумен Алексеевского скита Пермской епархии, друг и духовник великой княгини.
    Сразу после Октябрьской революции отец Серафим был в Москве, имел беседу с великой княгиней и приглашал ее поехать с ним в Алапаевск, где, по его словам, были надежные люди в скитах, которые сумеют укрыть и сохранить великую княгиню. Елизавета Федоровна отказалась скрываться, но добавила в конце беседы: «Если меня убьют, то, прошу вас, похороните меня по-христиански». Слова эти оказались пророческими.
    Игумен Серафим получил разрешение от адмирала Колчака перевезти тела. Атаман Семенов выделил для этого вагон и дал пропуск. 1 (14) июля 1919 года восемь алапаевских гробов направились к Чите. Здесь гробы привезли в Покровский женский монастырь, где монахини обмыли тела страстотерпцев и облачили великую княгиню и инокиню Варвару в монашеское одеяние. Отец Серафим с послушниками сняли доски пола в одной из келий, выкопали там могилу и поставили все восемь гробов, засыпав их небольшим слоем земли. В этой келье остался жить и охранять тела страдальцев сам отец Серафим.
    В Чите гробы страдальцев пробыли шесть месяцев. Но Красная армия снова наступала, и останки новомучеников необходимо было увозить уже за пределы России. 26 февраля начался этот путь при полном расстройстве железнодорожного транспорта. Вагон передвигался вместе с фронтом.
    Когда состав прибыл в Харбин, тела всех алапаевских страдальцев были в состоянии полного разложения, кроме тел великой княгини и инокини Варвары. Князь Н. А. Кудашев, вызванный в Харбин для опознания убитых и составления протокола, вспоминает: «Великая княгиня лежала, как живая, и совсем не изменилась с того дня, как я перед отъездом в Пекин прощался с нею в Москве, только на одной стороне лица был большой кровоподтек от удара при падении в шахту.
    Я заказал для них настоящие гробы и присутствовал на похоронах. Зная, что великая княгиня всегда выражала желание быть погребенной в Гефсимании в Иерусалиме, я решил исполнить ее волю — послал прах ее и ее верной послушницы в Святую землю, попросив монаха проводить их до места последнего упокоения и тем самым закончить начатый подвиг».
    В апреле 1920 года гробы страдальцев прибыли в Пекин, где их встретил начальник Русской Духовной миссии архиепископ Иннокентий, затем пароходом в Шанхай. Из Шанхая — в Порт-Саид, куда прибыли в январе 1921 года. Из Порт-Саида гробы в специальном вагоне отправили в Иерусалим, где их встретило русское и греческое духовенство, многочисленные паломники, которых революция 1917 года застала в Иерусалиме.
    Погребение тел новомучениц совершил Патриарх Дамиан в сослужении многочисленного духовенства. Их гробы были помещены в усыпальнице под нижними сводами храма святой равноапостольной Марии Магдалины в Гефсимании. Когда открыли гроб с телом великой княгини, то помещение наполнилось благоуханием. По словам архимандрита Антония (Граббе), чувствовался «сильный запах как бы меда и жасмина». Мощи новомучениц оказались частично нетленными. Патриарх Иерусалимский Диодор благословил совершить торжественное перенесение мощей новомучениц из усыпальницы, где они до этого находились, в сам храм святой Марии Магдалины.
    В 1992 году Архиерейский Собор Русской Православной Церкви причислил к лику святых новомучеников России преподобномучениц великую княгиню Елизавету и инокиню Варвару, установив празднование им в день их кончины – 5 (18) июля.

Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Это последняя статья номера Это последняя статья номера
© Редакция газеты "Карелия", 1998-2003