СРЕТЕНИЕ
 
Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Это последняя статья номера Это последняя статья номера

Монастырь - ограда миру



С особенным настроением приезжают люди в монастырь. День пребывания в обители они целиком посвящают Богу. Здесь душа услаждается покоем, отходит от суеты обычных дел, совесть проясняется, и человек, проникаясь самоукорением, жаждет лучшей, нравственной жизни. Он смотрит на монастырскую жизнь всего лишь со стороны, но слова святителя Феофана Затворника о том, что "иноки - это жертва Богу от общества, которое, передавая их Богу, из них составляет себе ограду...", открывают ему заветную тайну монашеской обители. О таких незабываемых днях и рассказывается в публикуемых ниже заметках.

I

    В Важеозерский Спасо-Преображенский мужской монастырь я приехала вечером и сразу же попала на вечернее правило, которое читали послушницы сестринской общины обители, располагающейся по уставу за оградой мужского монастыря.
    На следующий день ранним утром на улице было еще совсем темно, когда мы пришли в Всехсвятский храм. Ярко горевшие свечи и лампадки рассеяли в небольшой каменной зимней церкви предрассветный сумрак. От новых кирпичных печей исходило живое тепло. В 6 часов утра началась ранняя служба. Отец-наместник молился в алтаре, на клиросе читали часы, негромко пели певчие. Благодатная атмосфера мира, в котором нет суеты, время течет неспешно, в сердце вливается каждое слово молитвы, а древний монастырский распев умиротворяет и успокаивает душу.
    В 10 часов утра в монастыре ежедневно служится Божественная литургия. Но после ранней службы и трапезы почти все насельники на послушании: трудятся на кухне, распиловке дров, ремонте и восстановлении домов, на скотном дворе. Приступили к своим ежедневным послушаниям и сестры, поэтому в храме совсем немного народа.
    В монастырском хозяйстве три лошади, пять коров, которые уже начали телиться. Сестры разводят курочек, а летом обрабатывают огороды. У них богатое парниковое хозяйство, требующее заботливого ухода. К осени на монастырском огороде вызревают огурцы, помидоры, тыква, капуста, морковь, лук, картофель и всевозможная зелень.
    Кроме того, в монастыре живет четырнадцать кошек. Большинство из них, как говорится, приблудились, пришли в монастырь из окружающих деревень, которые, как обычно, к зиме пустеют. Как и монахи, монастырские кошки не едят мяса. Для них специально варят с какой-нибудь крупой озерную рыбу. У каждой кошки свой характер, но все они ласковые создания и особенно любят греться у теплой печки в братском корпусе или в доме у сестер. Но когда в домашней церкви сестринской общины читается правило, они никогда не переступят церковного порога, а тихо сидят в коридорчике, неподалеку от открытых дверей. Рассказывали монахи и о коте, которого звали Дед. Имел он странную привычку: постоянно сидел на столбике, вкопанном в землю. Не слезал ни днем, ни ночью, бывало, даже свалится с него, а потом снова лезет на свое постоянное место. Пропал, правда, недавно.
    В монастырь я приехала по благословению нашего Владыки Мануила для сбора свидетельств молитвенной помощи инока Владимира насельникам обители после перенесения его мощей из Санкт-Петербурга на кладбище Важеозерской обители. Поэтому после обеда, в два часа дня, игумен Иларион служил панихиду на могилке Блаженного. День был ясный, морозный и ветреный. На горке у трех берез продувало насквозь, но батюшка с иноком Михеем служили неспешно, и постепенно ветер и мороз перестали докучать молящимся. Погода улучшилась, ветер утих, и в безоблачном голубом небе засияло нежаркое зимнее солнце, но на ветвях старой березы совсем по-весеннему разливалась трелями какая-то лесная пичуга.
    В 4 часа пополудни в монастырском храме начинается вечерняя служба, продолжающаяся около полутора часов, а после ужина - вечернее правило. Перед воскресными и праздничными днями в монастыре служится Всенощное бдение, которое начинается в 12 часов ночи и заканчивается около 4 часов утра, а в 10 часов воскресного дня - Божественная литургия.
    Жизнь в монастыре столь насыщенна, что человеку мирскому совсем непросто войти в ее ритм. Службы и послушание сменяют друг друга, а часы, отведенные для сна и отдыха, очень коротки. Но Господь помогает тем, кто посвящает ему свою жизнь, и дает монахам силы для поста, молитвы и исполнения послушаний.
    Меня благословили трапезничать с сестрами. Еду готовят сестры и послушницы. Трапезная светлая и уютная, на окне нарядные белые занавески, на стенах иконы Господа и Пресвятой Богородицы, св. прп. Серафима Саровского и прав. Иоанна Кронштадтского, покровителей женских монастырей, на тумбочке портрет св. мч. великой княгини Елизаветы Федоровны и фотография великих княжон Ольги, Татианы, Марии и Анастасии. На стене два больших портрета Святейшего Патриарха Алексия и Архиепископа Петрозаводского и Карельского Мануила, а на полочке фотография инока Владимира во время его паломничества на Святую землю.
    Матушка звонит в колокольчик, все встают на молитву, а после благословения пищи приступают к трапезе. Во время трапезы одна из монахинь читает житие святого, память которого отмечается в тот день, или другие духовные книги, чтобы монашествующие, насыщаясь телесной пищей, не забывали о духовной. "В монастыре едят мало и быстро", - заметила одна из инокинь. Это действительно так, и порой я чувствовала себя неловко, когда не успевала закончить свою трапезу вместе со всеми. Правда, к мирянам в обители снисходительны, чай мне разрешали допить уже после благодарственной молитвы.
    Поселили меня в отдельной келье в сестринском корпусе, где зимой совсем не жарко. Сестры сами топят печи, что требует определенных навыков. Поэтому, когда меня попросили истопить печь в келье, это оказалось нелегким послушанием...

II

    Теперь кратко об истории этой древней обители, главной святыней которой являются мощи прпп. Геннадия и Никифора Важеозерских, покоящиеся под спудом в храме Всех Святых.
    Основан монастырь в начале XVI в. прпп. Геннадием и Никифором Важеозерскими. Первый монастырский храм в честь и славу Преображения Господня освящен около 1530 г. при жизни прп. Никифора.
    Прп. Геннадий был одним из первых учеников прп. Александра Свирского. Желание жить в уединении привело его на берега озера Важе, где он вырыл землянку и предавался подвигам поста и молитвы. Перед своей кончиной (около 1516 г.) преподобный предсказал своим ученикам, что на месте его духовных подвигов будет создана обитель.
    С юных лет подвизался в обители прп. Александра Свирского и прп. Никифор родом из крестьянской семьи села Важины Олонецкого уезда. Он был одним из самых молодых учеников преподобного. Поселившись на озере Важе, прп. Никифор продолжил духовные подвиги своего предшественника. Вокруг него постепенно собралась братия, так возник монастырь. В годы его жизни в обители была освящена первая церковь и выстроены десять келий для монашествующих. Прп. Никифор преставился в 1557 г. Вполне вероятно, что преподобные основатели монастыря в дни своей земной жизни не встречались, но в жизни вечной их имена соединились навсегда. Они вместе являются тем, кто обращается к ним за молитвенной помощью.
    В начале XVII в. пустынь была разграблена захватчиками, игумен Дорофей с братией приняли смерть от литовцев и поляков. Погребены они на монастырском кладбище, от которого до наших дней сохранились лишь едва заметные холмики. Монастырь возвращался к жизни с большими трудностями. Он не имел самостоятельного статуса и в 1723 г. был приписан к Сяндебской пустыни, а в 1764-м упразднен и причислен к Коткозерскому приходу. В 1800 г. пустынь приписали к более богатому Александро-Свирскому монастырю, постепенно началось ее возрождение.
    В XIX в. восстановлением обители занимался иеромонах Исайя, в миру Иоанн. Жил он в уединении, совершил паломничество в Киево-Печерскую лавру, а затем в 1798 г. пошел на Соловки. Со временем он стал духовным учеником архимандрита Макария Песношского, последователя прп. Паисия Величковского. Затем вместе со своим братом Феодором ушел на Афон, где в 1818 г. принял монашеский постриг с именем Исайя. В 1821 г., вернувшись в Россию, он несколько лет подвизался в Коневском монастыре на Ладоге, а в 1830 г. переселился в Важеозерскую пустынь и возродил жизнь этой небольшой обители. Он ввел в монастыре общежительный устав по образцу афонского и учил строго его соблюдать. Иеромонах Исайя прожил в пустыни 22 года, он принял схиму и предсказал время своей кончины. 20 апреля 1852 г. в три часа пополудни схимонах Игнатий преставился ко Господу, ему было 72 года. Погребли старца за алтарем Всехсвятского храма, в то время еще строящегося.
    Замечательна Важеозерская пустынь и тем, что начиная с XIX в. в трех верстах от монастырской усадьбы подвизались в подвиге пустынножительства Мария Олонецкая и Анастасия (в миру Анна) Паданская, обе были духовными чадами иеромонаха Исайи. По молитвам матушки Анастасии позднее был основан Паданский женский монастырь (в 1901г.). Мария Олонецкая - родная племянница старца Исайи, много странствовала по святым местам, некоторое время жила на Кавказе под духовным руководством свт. Игнатия (Брянчанинова), затем вернулась в Важеозерье, прожила здесь несколько лет и преставилась ко Господу в 1860 г. Мария погребена на монастырском кладбище, проститься с ней пришли жители окрестных сел, народу в храме было так много, как бывало только в праздничные дни. Традиции пустынножительства продолжали другие отшельники: схимник Григорий, насельницы Евдокия, Ксения и др., сведения о них были обнаружены в газете "Олонецкие губернские ведомости" за 1913 г.

Преображенский храм в начале 90-х годов

С Важеозерской пустынью связано имя одного из величайших подвижников веры православной конца XIX - начала XX в., св. прав. Иоанна Кронштадтского. Он помогал бедной северной обители чем мог, на его средства был построен храм во имя св. Иоанна Рыльского. В Санкт-Петербурге строилось подворье пустыни, храм во имя пророка Осии освящен св. прав. Иоанном Кронштадтским в 1901 г. Подворье в столичном городе являлось большой материальной поддержкой для монастыря.
    За пять столетий своего существования обитель переживала разные времена. Богатой она никогда не была, число братии также было невелико. Но во все времена славилась богатствами духовными. Монастырь жил по строгому уставу. Богослужения исполнялись неукоснительно в положенное время. Эти традиции поддерживались в монастыре до самого его закрытия в 20-м г. XX в. В первые годы советской власти отряд ВЧК разграбил монастырь и расстрелял монашествующих. По рассказам очевидцев, у входа в Преображенский храм была вырыта большая яма, в которую сбросили тела погибших, их общая могила воистину стала братской. Об этом в начале 90-х монахине Серафиме рассказала свидетельница этих событий в детстве, в те годы уже древняя старушка. К сожалению, имена монашествующих, принявших мученическую кончину, пока не известны.
    В 1992 г. обитель вернули Церкви. Вначале здесь был создан женский монастырь, который возглавила монахиня Серафима. Матушка впоследствии вспоминала: "Привез меня в монастырь секретарь Епархиального управления игумен Тихон (Степанов), ныне епископ Архангельский, вышла я из машины и чуть не упала, кругом была разруха и запустение, просто не знала, с чего начинать. Но ясно ощутила святость этого места". С большими трудностями возрождалась обитель.
    В 2000 г. монастырь был преобразован в мужской, его наместником стал игумен Иларион (Кильганов). За это время были восстановлены Преображенский летний (освящен св. прав. Иоанном Кронштадтским в 1892 г.) и Всехсвятский зимний (освящен в 1858 г.) храмы, церковь св. Иоанна Рыльского и прав. Иоанна Кронштадтского, построены дом наместника и братский корпус. Восстанавливается также скит во имя свт. Митрофана Воронежского, расположенный на противоположном берегу озера. Старший в скиту - иеромонах Паисий. Жизнь в скиту более уединенная, в нем всего несколько человек, его не посещают женщины. В настоящее время в обители подвизаются вместе с игуменом 3 иеромонаха, 3 иеродиакона, иноки, послушники, трудники, всего 50 насельников.
    Сестринской общиной обители руководит инокиня Надежда (Хлапова). В общине три инокини, одна послушница и несколько трудниц. Здесь есть небольшая домовая церковь, освященная во имя свв. прпп. Геннадия и Никифора Важеозерских. Наиболее почитаемая в храме икона - "Скоропослушница", подаренная общине Архиепископом Мануилом. Утром сестры молятся в монастырском храме, а вечернее правило читают в домовой церкви.

Место расстрела монахов и часовня новомучеников Российских


    В 2000 г. в обитель перенесли мощи инока Владимира, постриженника Важеозерской пустыни. Он хорошо известен в Санкт-Петербурге, где почитается как чудотворец и скорый помощник всем страждущим. По его молитвам Господь откликается на наши просьбы и ниспосылает Свою милость.
    В документах архива, копии которых хранятся в монастырской библиотеке, обнаружены новые сведения об иноке Владимире. Эта позволяет внести некоторые уточнения в жизнеописание инока. Так, год рождения в разных изданиях приводится с большими разночтениями. Теперь можно утверждать, что это 1864-й. Стала известной также дата пострига: "Владимир Алексеев определен послушником Важеозерской пустыни указом Олонецкой Духовной консистории N 1943 от 28 февраля 1903 года, принял постриг в рясофор 4 апреля того же года. Во время поступления в монастырь ему было 39 лет..." В настоящее время готовятся документы, для составления жития блаженного инока Владимира, которые будут представлены в Синодальную комиссию по канонизации святых.
    ...22 февраля 2005 г., в последний день моего пребывания в монастыре, в обители торжественно чествовалась память прпп. Геннадия и Никифора Важеозерских. Божественную литургию возглавил Высокопреосвященный Мануил, Архиепископ Петрозаводский и Карельский. Вместе с архиереем служили священники и монашествующие, прибывшие в святую обитель. Приехали и паломники из Петрозаводска и Санкт-Петербурга. Во время богослужения в храме была праздничная атмосфера, исповедовали сразу несколько священников, многие паломники причастились Святых Христовых Тайн. По-праздничному ликовала и погода: под ласковыми лучами февральского солнца искрился снег, было тихо и ясно. Мы набрали из святого источника воды и сразу после окончания Божественной литургии отправились в обратный путь. На душе было легко, светло и радостно.

Татьяна СОРОКИНА, заведующая архивным отделом Петрозаводской и Карельской епархии



Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Это последняя статья номера Это последняя статья номера
© Редакция газеты "Карелия", 1998-2003