К 60-летию Великой Победы
 
Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Это последняя статья номера Это последняя статья номера

"Было мне тогда всего лишь шестнадцать лет."



Музей Ребольской средней школы сегодня известен далеко за пределами не только Муезерского района, но и Карелии. Поначалу это была небольшая комната боевой славы, созданная в 1968 году усилиями тогдашнего директора школы Леонида Васильевича Ишакова, преподавателя истории Альбины Трифоновны Филатовой, ребольских учителей и старшеклассников. Через десять лет комната приобрела статус музея, руководство которым перешло к заместителю директора школы по воспитательной работе Светлане Федоровне Лелюшок. В 1980 году ее сменила Светлана Ивановна Герчина, нынешний заместитель директора.

В экспозиции музея отражена история села Реболы, школы, Ребольского Краснознаменного пограничного отряда, 337-го стрелкового полка, 32-й отдельной лыжной бригады, партизанского отряда "Вперед", подвига Героя Советского Союза Николая Варламова. Совет школьного музея ведет большую переписку с земляками, живущими в других районах и городах Карелии и за ее пределами. "Я при всяком удобном случае прошу бывших ребольцев пополнить наш музей своими воспоминаниями, фотографиями, документами, - говорит Светлана Герчина, - адрес у нас все тот же: Республика Карелия, Муезерский район, Реболы, школа". К слову, в декабре прошлого года в Ребольскую школу приезжала специалист Министерства образования РК Людмила Васильевна Якушева. Побывав в музее, она пообещала прислать для него редкий экспонат - патефонную пластинку с записью речи Сталина. И слово свое сдержала.

Осенью 2004 года отмечалось 60-летие освобождения села Реболы от фашистских захватчиков. В период подготовки к этой знаменательной дате было положено начало созданию не совсем обычной фонотеки, которая стала уже неотъемлемой частью экспозиции школьного музея. Вместе со своими помощниками-старшеклассниками Светлана Ивановна Герчина начала записывать на пленку воспоминания ветеранов-односельчан. Одну из таких записей - рассказ Татьяны Васильевны Зуденковой - мы и предлагаем вниманию читателей газеты.
    Татьяна Васильевна Зуденкова, заслуженный работник торговли Карелии, долгие годы работала в одном из промтоварных магазинов в селе Реболы. Свою трудовую биографию после окончания сельскохозяйственной школы в Лахденпохье она начинала здесь в 1947 году в качестве колхозного зоотехника. А еще раньше Татьяне Васильевне в полной мере довелось испытать на себе что такое подневольный труд.
    С началом войны, когда враг стремительно наступал, жители села Реболы и близлежащих деревень спешно эвакуировались. Татьяна Васильевна вместе с семьей (ее родители работали на строительстве дороги Реболы - Кочкома) к осени сумели с огромным трудом добраться до своей родной, глухой и заброшенной деревушки в Заонежье. Как им тогда казалось - это был глубокий тыл.
    Публикуем рассказ Татьяны Васильевны Зуденковой:

    - В Емельяновке (деревня рядом с Реболами) клуб и почта были в одном здании. Помню, в воскресенье, 22 июня, пошли мы из Ребол туда кино посмотреть. А в деревне суматоха, паника, слезы - все вокруг кричат, что война началась! Побежали мы обратно. Рядом с нашим домом располагалась комендатура. Смотрим - пограничники уже куда-то строем, с оружием уходят. И вот тут нам стало страшно!..
    Эвакуировали нас как-то быстро, потому что родители работали в дорожном участке. Пришла машина, нас на нее с вещами погрузили и увезли в Кочкому. Так что мы не видели такого горя при эвакуации, как те, кто уходил из Ребол пешком.
    Месяц жили в Кочкоме. Город очень часто бомбили. Как только в порт приходила баржа, начинались налеты, от которых мы прятались в канавах. Мама добилась разрешения перебраться на родину, в Заонежье. С большим трудом добрались до своей деревеньки Поля и кое-как обосновались там. Это была осень сорок первого года.
    Деревушка наша маленькая, никаких воинских частей рядом не стояло. Когда возникла угроза оккупации финнами Заонежья, наши власти спокойно ушли и на какое-то время жители деревни остались одни. Так же спокойно пришли финны, не было ни боев, ни стрельбы!
    Потом уже на все время оккупации в деревне обосновались финский штаб и комендатура. Нас из дома выселили, устроили в нем солдатскую кухню. Повыгоняли из домов на улицу и очень многих жителей деревни, людям приходилось тесниться по три-четыре семьи в одной избе. А в начале 1942 года всех одиноких женщин и девчат (в том числе и меня) финны собрали вместе и отправили в концлагерь, который находился где-то около Медвежьегорска.
    До войны это был один из лагпунктов ГУЛАГа, где содержались наши заключенные. Там сохранились бараки, голые двухъярусные нары, на которых мы спали, укрываясь тем, что было. Нас, женщин и девчат, жило в этих бараках 400 человек. Сначала нас гоняли на работу по очистке железной дороги от снега, а ближе к весне перебросили на строительство шоссейной дороги. Работа была очень тяжелая! Мы на себе таскали из лесу бревна, засыпали болота, чтобы могли пройти машины. Кормили нас плохо, все время мы ходили голодными, голодными и работали. В этом лагере у меня подорвалось здоровье, да так, что я уже не могла ходить. И меня отпустили домой. Было мне тогда всего только шестнадцать лет.
    Всю оккупацию жила в деревне, работала, косила сено вместе с теми, кого не угнали в лагерь. Что заставляли нас делать, то мы и делали. Жили ненамного лучше, чем в лагере. Порядки у оккупантов были очень строгие - вечером никуда нельзя было из дому выходить, из одной деревни в другую без пропуска комендатуры невозможно попасть. Все было под надзором, под запретом!.. А освободили нас тоже без единого выстрела! Финны ушли, и мы целый месяц оставались в деревне одни, опять жили без власти. Потом пришли наши.
    После освобождения в 1944 году поехали с подружкой поступать в сельскохозяйственную школу в Лахденпохье. В победном сорок пятом ездили с нашей группой в Ленинград, откуда своим ходом перегоняли лошадей для Карелии. В том же году я получила диплом техника-животновода и направление в Суоярвский район. Никогда не забуду, как нас, молодых девчонок, отправили за крупным рогатым скотом в Вологодскую область. Время было тяжелое, послевоенное, все кругом разрушено, ни скота, ничего не было. Прибыли мы в Вытегру, собрали гурт и - домой, в Карелию! А поскольку дороги были еще заминированы, то скотину мы гнали. на плотах через реку Свирь! Пригнали гурт в Петрозаводск без потерь, потом эту скотину по всей Карелии распределяли. И даже премию получили!..

Анатолий СЕРЕБРЕННИКОВ



    НА СНИМКАХ: финский концлагерь под Медвежьегорском (фото из личного архива Т. В. Зуденковой); Светлана Ивановна Герчина и Татьяна Васильевна Зуденкова, 2004 год

Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Это последняя статья номера Это последняя статья номера
© Редакция газеты "Карелия", 1998-2003