СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ
 
Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья

Земские переписи

Земская статистика своим возникновением обязана появлению органов самоуправления, которые были введены земской реформой 1864 года. Основным источником доходов земств были налоги, размер которых определялся ценностью и доходностью облагаемого налогом имущества. Таким образом, возникла необходимость в определении ценности и доходности. Эта задача была полностью возложена государством на земские органы самоуправления, что и послужило импульсом к возникновению земской статистики. Впоследствии ее цели расширились, статистики принялись за всестороннее изучение крестьянского хозяйства и жизни крестьян.
    С усложнением деления имущества на категории и увеличением общей суммы земских сборов некоторые земства стали учреждать специальные статистические бюро. Первые работы начались летом 1870 года в Вятской губернии. В последующие годы статистические бюро открылись в Тверской, Московской, Черниговской, Пермской, Калужской и других губерниях.
    В ходе переписей изучались такие параметры, как население двора (общее число душ), число работников мужского и женского пола, размер надела на двор, размер посевной площади, количество лошадей и скота. Важное место уделялось тому, какие работы исполняет человек в хозяйстве.
    Людей спрашивали и об их занятиях вне сельского хозяйства, служащих источником доходов. По мнению статистиков, такой параметр, как удаленность места промысла от дома, имел большое влияние на развитие сельского хозяйства. Учитывались и многие другие факторы - сезонность работ, принадлежность орудий производства, права собственности на продукт труда, способ оплаты труда работника.
    Сельскохозяйственные орудия
    В большей части подворных переписей 80-х годов ХIХ века так называемый мертвый инвентарь (живым инвентарем называли скот) не регистрировался. Вследствие однообразия и низкой ценности сельскохозяйственных орудий считалось достаточным дать лишь описание их в пообщинном бланке, отметив там же встречающиеся усовершенствования. В то же время в Новороссии (юг Украины и отчасти юг России), где мертвый инвентарь был чрезвычайно разнообразен, он был подвергнут сплошному учету уже в 80-х годах. Аналогичные данные имеются в программах переписей Таврической, Саратовской, Орловской, Воронежской и Пермской губерний. При этом учитывался только крупный инвентарь - орудия для обработки земли (плуги, сохи), уборки хлебов (жнейки, молотилки) и перевозочные средства. В Воронежской губернии в расчет также брали стоимость инвентаря и расход на его содержание за последний год перед переписью.
    В 90-х годах интерес к орудиям крестьянского труда значительно повысился. Это объясняется стремлением получить сведения о попытках крестьянства усовершенствовать технику земледелия и собрать необходимые данные о ценности инвентаря. Вопросы на эту тему были введены в большинство программ. Впрочем, по-прежнему учитывались преимущественно только крупные орудия для обработки и уборки. Только в Калужской, Вятской и Пермской губерниях регистрировали косы и серпы.
    Скот
    Скот в подворных переписях изучался с двух точек зрения - как один из наиболее легко уловимых измерителей благосостояния крестьянского двора и как самостоятельная отрасль хозяйства. В 80-х годах преобладала первая точка зрения, но после 1905 года ситуация изменилась. Изучению скотоводства как самостоятельной отрасли хозяйства стали уделять больше внимания в связи с изменениями в системах земледелия и технике сельского хозяйства.
    Формулировка вопросов о скоте первоначально казалась всем ясной, в инструкции в одной из первых переписных программ прямо было написано: "Говорить здесь об отдельных рубриках нечего, они ясны и поводов к недоразумению поднять не могут". Однако в программах подворных переписей, проводившихся в разные периоды в различных районах, все-таки были некоторые различия в постановке вопросов о скоте. Общим было то, что учет велся по совершенно понятным для крестьян признакам и терминологии. Во всех программах скот изучался по видам, хозяйственному его назначению и по возрасту. Везде были вопросы о лошадях, крупном рогатом скоте, овцах и свиньях.
    Отличия касались возрастных групп каждого из видов скота. Например, в первых подворных переписях лошади подразделялись на рабочих (езжалых) и жеребят (подростков неезжалых). В дальнейшем стали выделять лошадей первого года жизни, второго, третьего и т.д.
    Кроме состава стада в отдельных статистических бюро в программу переписи включались вопросы по обороту стада в течение года. Изучалось, какое количество животных было куплено, продано, потреблено в пищу и пало от хищных зверей и болезней. В некоторых губерниях также собирались сведения о стоимости скота.
    Землевладение
    При проведении земских статистических исследований измерение границ земельных участков в натуре, как правило, не производилось. Поэтому при определении площади земли приходилось опираться на материалы межевых работ, а также на следующие документы:
    - уставные грамоты, которые составлялись в ходе крестьянской реформы 1861 года, фиксировали отношения помещиков с временнообязанными крестьянами и устанавливали размеры крестьянских наделов и повинности за пользование ими;
    - владенные записи, т.е. акты, выдаваемые каждому обществу государственных крестьян и бывших колонистов на владение отведенными ему землями и угодьями;
    - купчие крепости, т.е. договоры купли-продажи земли.
    Основываясь на вышеуказанных документах, дополненных показаниями самих крестьян, земские статистики разработали ряд приемов для измерения отдельных угодий и крестьянских земельных владений в целом.
    Легче всего было выяснить размеры наделов в районах общинного земледелия. На основании имевшихся документов определялось общее количество земли в общине. По каждому отдельному двору при исследовании в большинстве случаев отмечалось лишь число разверсточных единиц, числившихся за ним. А уже потом на основании этого вычислялось количество надельной земли на двор.
    Отметим, что в качестве разверсточной единицы (принципа, взятого за основу при разделе земли между крестьянскими семьями) могли использоваться различные показатели:
    - ревизские души, т.е. количество душ мужского пола по состоянию на день последней переписи;
    - число наличных душ мужского пола;
    - взрослые работники;
    - едоки.
    То есть чем больше в семье, например, взрослых работников, тем больше земли она могла получить.
    Между тем одной надельной землей крестьянское землевладение не исчерпывалось. Уже к
    80-м годам ХIХ века, в особенности в нечерноземной полосе России, значительная часть крестьян имела купчие земли. В большинстве случаев они покупали землю товариществами. Со временем участки, приходящиеся на долю каждого члена товарищества, поступали в его полную собственность. При этом далеко не все переходы земли оформлялись юридически.
    Впрочем, даже если в распоряжении статистиков имелись купчие крепости, узнать по ним, из какого прежнего владения выделились данные участки, можно было не всегда. Дело в том, что местонахождение земель в этих документах зачастую обозначалось неточно. В связи с этим для учета количества купчих земель был необходим опрос всех без исключения хозяйств. При проведении подворной переписи по каждому двору выяснялось, имеется ли в наличии купчая земли, и если имеется, то где находится и от кого получена.
    Площадь пашни
    Площадь пашни измерялась несколькими способами. В черноземных районах ее мерили на десятины. Что касается нечерноземной полосы, то там крестьяне не знали подобного счета земли. Приходилось производить измерения по высеву ржи в поле. Статистики выясняли, сколько мер ржи высевалось на одну разверсточную единицу в каждом поле, а затем это число помножалось на число разверсточных единиц в общине. Произведение делилось на средний высев ржи на одну десятину. Последний показатель определялся иногда на основании непосредственных показаний крестьян, иногда же путем измерения отдельных крестьянских полос с известным на них высевом ржи.
    Кроме этого способа вычисления по высеву, статистики пользовались данными измерений угодий, производившихся при общинных переделах. При исследовании выяснялось, на сколько сортов делилось при последнем переделе каждое поле и сколько сажен в длину и ширину приходится в каждом из них на разверсточную единицу. Путем умножения полученной нормы на число разверсточных единиц получалась площадь пашни в общине.
    Площадь сенокосов, лесов и выгонов
    Площадь сенокосов определялась большей частью на основании данных об укосе трав. Делалось это при помощи достаточно длинной цепочки вычислений. Сначала собирались сведения о том, сколько накашиваемого сена приходится на одну разверсточную единицу. Затем эту величину умножали на количество разверсточных единиц в общине. Таким образом получали объем накашиваемого общиной сена. Следующим шагом статистиков было определение укоса трав на одну десятину. При этом учитывались данные об урожайности или информация местных жителей. Наконец, после этого производилось деление общего количества накашиваемого сена на укос с десятины в пудах. В результате получалась искомая площадь сенокоса.
    Вычисляя лесную площадь, статистики обычно исходили из документальных данных. Иногда в них вносились исправления, основанные на показаниях крестьян о размерах вырубки. Интересно, что кустарники отличали от обычных зарослей. К ним относили территории, на которых росли настоящие кустарниковые породы - ива, можжевельник, орешник и т.д.
    Что касается выгонов, то к ним относились земли, используемые только для выпаса скота и ни для чего другого.
    Аренда земли
    Изучение арендных отношений составляло одну из главных задач земской подворной переписи. Учет размера аренды был необходим потому, что количество арендованной земли служило важным дополнением к характеристике крестьянского хозяйства с производственной точки зрения. Формы аренды тем временем являлись хорошими показателями типов крестьянских хозяйств. Исследование аренды нужно было и для оценочных целей.
    Сдача земли в аренду имела широкое распространение среди крестьян. В случаях потери работника или лишения средств производства крестьянское хозяйство, прежде чем совсем отказаться от земли, сдавало часть или весь свой надел в аренду - чаще всего членам своей же общины.
    Виды аренды были крайне разнообразны:
    - небольшие участки земли арендовались поодиночке;
    - иногда крестьяне объединялись в товарищества;
    - для пастьбы скота аренда осуществлялась всей общиной.
    Крестьяне чаще арендовали землю у частных владельцев, нежели у казны и уделов. С точки зрения исследования арендных отношений наибольший интерес представляла аренда у помещиков. Ее условия были крайне разнообразны и зачастую имели экономически принудительный характер - они нередко слагались под влиянием смежности и даже чересполосности земельных владений и других остатков крепостных отношений.
    К изучению арендных отношений земские статистики подходили двумя путями. Сведения о размерах и условиях общинной и товарищеской аренды обычно собирались от групп домохозяйств и заносились большей частью в пообщинный формуляр, в каждом же отдельном хозяйстве собирались сведения лишь о его доле в общинной или товарищеской аренде. Благодаря такому приему получались более точные данные, вместе с тем облегчался труд самих статистиков. В подворном же бланке внимание удалялось в основном изучению единичной ренты.
    В первых земских подворных переписях 80-х годов ХIХ века аренде было посвящено всего два-три вопроса: какое арендуется угодье, сколько десятин и за какую цену. Между тем уже к концу
    80-х годов этот раздел настолько разросся, что вопросы об аренде нередко занимали около половины подворного бланка. Это вызывалось крайним разнообразием арендных сделок, наблюдавшимся даже в одном и том же дворе. Для того чтобы сколько-нибудь полно учесть размер аренды и описать ее разнообразные условия, необходимо было перейти к регистрации каждого отдельного случая.
    Различалась аренда надельной и частновладельческой земли, так как их условия значительно разнились. Аренда надельной земли подразделялась на аренду в своей и чужой деревне (общине). Сведения о местонахождении арендованного участка предназначались для изучения аренды по районам.
    Земледелие
    Значительные усилия статистиков были направлены на подворное изучение урожаев. Наиболее правильной характеристикой в данном случае являлась величина сбора с единицы площади. Но в нечерноземной полосе, где крестьянство не вело счета посевов на десятины, статистикам приходилось обращаться к определению урожая с высева хлебов, т.е. на основании количества семян, высеваемых на площадь (обычно на площадь пашни, приходившуюся на одну разверсточную единицу в каждом поле). Только после этого можно было переходить к вычислению урожая на десятину. В свою очередь в черноземной полосе возможна была постановка вопроса об урожае с десятины или вообще с какой-либо единицы площади земли.
    Для того чтобы придать вопросам об урожае наиболее конкретную форму, вопрос о сборе обычно расчленялся на два: о нажине и умолоте. Вопрос о нажине выражался в принятых в исследуемой местности единицах (числе копен, крестцов, овинов, сот снопов и т.д. на десятину или на какую-либо другую площадь). Умолот же обычно показывался объемными или весовыми единицами по отношению к той единице, которая употреблялась в исследуемой местности для измерения нажина. Например, число мер с сотни снопов или число пудов с копны.
    Данные об урожае чаще всего собирались за средний год. Впрочем, нередко спрашивалось и о величине урожаев в самый удачный и самый неудачный год. Кроме того, наряду с субъективными усредненными данными собирались и сведения о действительном урожае на один или три последних года, предшествовавших переписи.
    В некоторых статистических бюро были сделаны попытки определить, что подразумевалось под средним урожаем. Так, черниговские статистики под средним понимали такой урожай, какой бывает чаще всего, т.е. наибольшее число раз в данном периоде. Нижегородские под средним подразумевали урожай, который сами хозяева считают обыкновенным для своих земель.
    В некоторых губерниях наряду с вопросами о конкретном урожае требовалось дать еще его качественную характеристику. А иногда даже ставилась задача получить сведения об урожае с удобренных и неудобренных земель, с травосеянием и без него.
    Наем рабочих
    Изучение вопроса о найме рабочей силы с течением времени расширялось. Полный учет наемного труда в крестьянском хозяйстве представлял большие трудности. Это объяснялось как разнообразием форм, так и случайностью некоторых видов найма.
    В крестьянском хозяйстве встречалось три основных вида найма:
    - наем годовых и сроковых рабочих;
    - наем поденных рабочих;
    - сдельный наем.
    Каждый из указанных видов найма мог служить показателем различного социально-экономического положения нанимателей. Годовых и сроковых рабочих нанимали преимущественно зажиточные группы крестьянства. К поденному найму прибегали как наиболее богатые крестьяне, так и те, чье хозяйство оценивалось как среднее. Чаще всего это происходило в критические периоды при уборке трав и хлебов. Наконец, сдельным наймом пользовались в основном малоимущие группы, не располагавшие собственным инвентарем. Он применялся безлошадными дворами, главным образом для обработки надела.
    Отметим, что легче всего поддавался регистрации наем сроковых и годовых рабочих. С него статистики и начинали изучение найма.
    В первых программах 80-х годов ХIХ века отмечалось только число наемных рабочих по полу. В дальнейших исследованиях стали различать годовых и сроковых рабочих, взрослых и подростков. В некоторых программах (тверских и воронежских) были вопросы о заработной плате постоянным рабочим. В программах отдельных уездов Орловской и Нижегородской губерний был также поставлен вопрос о причинах найма.
    Подворные переписи не ограничивались изучением признаков, характеризующих крестьянское хозяйство с производственной точки зрения. В некоторых из первых переписей 80-х годов ХIХ века делались попытки изучения потребления и процессов обмена в крестьянском хозяйстве. Например, в подворной переписи Петербургской губернии 1882 года и в исследованиях казанской экспедиции 1883 года ставились вопросы о количестве купленных и проданных продовольственных продуктов.

Наталья КУЛАЕВА



Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья
© Редакция газеты "Карелия", 1998-2003