СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ
 
Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья

Блеск умственной пытливости

Феофан Затворник в Карелии
    Епископ Феофан Затворник (Говоров) (1815 - 1894) - крупнейший духовный писатель России второй половины XIX в., знаменитый православный подвижник, доктор богословия, переводчик церковной святоотеческой литературы (в том числе многотомного труда <Добролюбие>) - был официально причислен к лику святых только в год 1000-летия принятия Христианства на Руси (1988 г.), хотя еще при своей земной жизни он почитался верующими как угодник Божий.
    Георгий Васильевич Говоров родился 10 (23) января 1815 г. в семье священника Орловской губернии. После окончания школы и семинарии он поступил в Киевскую духовную академию, в стенах которой и принял монашество (1841 г.) под именем Феофан. С 1844 по 1847 г. он читал лекции в Санкт-Петербурге, будучи бакалавром кафедры нравственного и пастырского богословия столичной духовной академии. На основе этих лекций позднее вышла первая книга Феофана под названием <Путь ко спасению>, принесшая автору большой авторитет среди православных христиан Российской Империи. Важнейшей вехой в жизни святителя Феофана стало шестилетнее пребывание его на Ближнем Востоке (1848 - 1854 гг.) в составе русской духовной миссии, возглавляемой
    о. Порфирием Успенским.
    В апреле 1855 г. Феофан был возведен в сан архимандрита и определен в Санкт-Петербургскую духовную академию бакалавром по кафедре канонического права. 12 сентября 1855 г. он получает новое назначение - на должность ректора Олонецкой духовной семинарии и отправляется в Петрозаводск. К моменту прибытия в столицу Олонецкой губернии Феофан уже сформировался как убежденный православный подвижник и христианский просветитель.
    Олонецкий период в жизни ректора Феофана до сих пор не получил достаточного освещения в исторической литературе. Между тем именно этот период особенно важен для всестороннего понимания особенностей личности и творчества святителя во время его затвора в Вышенской пустыни. Дело в том, что 1855 - 1856 гг. были весьма продуктивны для Феофана как педагога-воспитателя, духовного наставника и ознаменовались активной проповеднической деятельностью.
    Именно в Карелии Феофан явил себя более всего в роли воспитателя юношества, педагога и яркого проповедника, достигнув на этом поприще впечатляющих успехов. Только за весьма короткий период, в 1855 - 1856 гг., когда святитель был бакалавром Санкт-Петербургской духовной академии и ректором Олонецкой духовной семинарии, им было прочитано значительное число лекций и произнесено множество проповедей. Из всего бесценного наследия сохранились полностью только три проповеди - одна, произнесенная в Санкт-Петербурге, и две - в кафедральном соборе Петрозаводска.
    Прибытие святителя Феофана в Петрозаводск в сентябре 1855 г. прошло довольно буднично, почти незаметно. Перед местным духовенством предстал новый ректор Олонецкой духовной семинарии. Сорокалетний мужчина небольшого роста, немного болезненного вида, с темно-русыми волосами и длинной полу-
    окладистой бородой. Особо отмечались современниками только глаза архимандрита Феофана, <искрившиеся блеском умственной пытливости> и <светившиеся тихим светом глубокой задумчивости>.
    Служение святителя в должности ректора духовной семинарии потребовало от него огромного напряжения сил и терпения. Олонецкая семинария к тому времени была совершенно не устроена. Она не имела даже собственного здания и размещалась в архиерейском доме вместе с городским духовным училищем. Весьма скудной была и семинарская библиотека, пополнением которой никто раньше не занимался. Значительного внимания требовали и учащиеся Олонецкой семинарии, большая часть которых проживала на квартирах мастеровых Александровского завода, где они нередко приобщались к сквернословию, табакокурению, распитию спиртного.
    Поэтому главной заботой отца Феофана с первого же дня его служения в Олонецкой губернии стало духовно-нравственное и гражданское воспитание учащихся семинарии. При этом святитель не избегал и хозяйственных вопросов, заботясь о материальном улучшении жизни вверенного ему учебного заведения. Феофан весьма энергично занимался организацией строительства отдельного здания для семинарии, в чем немало преуспел, правда, он не смог довести это дело до конца в связи с отзывом в Санкт-Петербург и последующим назначением в Константинополь на должность настоятеля Посольской церкви.
    Огромной заслугой святителя Феофана в деле воспитания и просвещения жителей нашего края стало создание им в Петрозаводске полноценной семинарской библиотеки. Прибыв из культурных центров Ближнего Востока и Западной Европы, Феофан не мог мириться со скудостью книжного фонда Олонецкой духовной семинарии. С присущей ему энергией и хозяйственностью святитель принялся за собирание библиотеки.
    Для начала он добился разрешения от церковных властей на перенос из кафедрального собора Петрозаводска в семинарию множества лежащих без дела старообрядческих книг и рукописей, <арестованных> местным духовенством. Затем архимандрит Феофан обратился в правления духовных академий Санкт-Петербурга и Киева с просьбой выслать в Петрозаводск имеющуюся у них дублетную и малоиспользуемую литературу. Руководители духовных академий России, уже тогда с уважением относившиеся к Феофану, удовлетворили его просьбу и выслали в дар Олонецкой семинарии значительное количество необходимой литературы.
    Кроме всего прочего, семинарская библиотека стала пополняться книгами, приобретенными у местного населения, в том числе и на личные средства отца-ректора. 6 марта 1856 г. о. Феофан в письме к епископу Олонец-кому и Петрозаводскому Аркадию (Федорову), находившемуся в Санкт-Петербурге, с радостью сообщал: <Теперь мы имеем под руками, кажется, все нужнейшие книги>. Действительно, к началу 1860-х гг. семинарская библиотека как по количеству (около 10 тысяч томов), так и по качеству книжного фонда стала крупнейшей научной библиотекой нашего края. Эта библиотека была любимым детищем святителя. Не случайно, когда он уезжал из столицы Олонии, он и свою личную весьма богатую библиотеку пожертвовал в пользу семинарии. За это Феофан удостоился благословения со стороны Святейшего Синода. Уже находясь в затворе, Вышенский старец посылал свои книги для Олонецкой семинарской библиотеки.
    В 1879 г., когда в нашем крае отмечался 50-летний юбилей Олонецкой духовной семинарии (1829 - 1879), от святителя Феофана было получено письмо, адресованное ректору семинарии протоиерею Петру Щеглову: <Прошу принять, достопочтейнейший отец ректор, полные и искренние мои благопожелания семинарии вашей и вам, столь много потрудившемуся в благоустроении ее. Да благословит вас Бог во всем и на все время!.. Посылаю книжки. Там есть несколько и для вас лично. Чем богат, тем и рад. Прошу на большее не прогневаться: буду присылать книги последовательно для семинарской библиотеки. Призываю благословение Божие на вас, семинарию вашу и всех сослуживцев ваших>.
    Помимо учебно-воспитательной работы на архимандрита Феофана были возложены многие дела по епархии, поскольку епископ Олонецкий и Петрозаводский Аркадий (Федоров) (1851 - 1869) на длительное время был вызван в Санкт-Петербург для присутствия в Святейшем Синоде. Святитель Феофан фактически заменял олонецкого владыку в его отсутствие.
    Исполняя обязанности епископа, Феофан весьма тесно соприкасался с жизнью и деятельностью местного приходского духовенства. 17 октября 1855 г. святитель был определен членом Олонецкой духовной консистории, которая ведала всеми религиозными учреждениями и лицами духовного звания губернии. В составе общего присутствия консистории он рассматривал вопросы, связанные с особым положением Олонецкой епархии, размышлял о состоянии отдельных приходов, церквей и монастырей.
    Из всего олонецкого наследия преосвященного Феофана до нас дошли в опубликованном виде только две его проповеди, произнесенные в Петрозаводске в кафедральном соборе перед местной паствой. Никаких других текстов (или даже фрагментов, набросков, отрывков) святителя олонецкого периода пока обнаружить не удалось.
    В мае 1856 г. архимандрит Феофан оставил наш край. Однако интерес к Олонецкой епархии не угасал у него до конца жизни. В своем затворе старец Феофан вел весьма обширную переписку с корреспондентами из всех областей России, в том числе и из Олонецкой губернии. В одном из писем святитель, обращаясь к корреспонденту, восклицал: <У вас в виду Валаам. Даруй Господи утешиться вам там святым утешением. Наберитесь тамошним воздухом побольше, чтобы хватило не на один год>.
    Для православной Карелии даже столь короткое присутствие святителя Феофана в должности ректора духовной семинарии и члена Олонецкой духовной консистории имело большое значение. Все труды его по обустройству семинарии и Олонецкой епархии не пропали бесследно, они были продолжены его преемниками и учениками.

Вадим БАДАНОВ,



    кандидат
    исторических наук

Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья
© Редакция газеты "Карелия", 1998-2003