СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ
 
Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья

Город, который уходит в прошлое. Навсегда?

В конце июня в Петрозаводске состоится
    VII конгресс исторических городов и регионов России. Он собирается здесь вовсе не потому, что наш город как исторический сам по себе кому-то настолько уж интересен. Уважаемое собрание будет обсуждать общероссийскую тему <Деревянное зодчество - единство природного, культурного, материального и нематериального наследия:>, а, как известно, деревянное зодчество - наш карельский бренд. Но Петрозаводск? Почему все-таки столица Карелии удостоилась статуса исторического города?
    Петрозаводск по меркам истории довольно молод. Ровесник Петербурга наш город всей своей историей иллюстрирует отличие от него, происходящее из той изначальной роли, какую Петр I дал одному и другому своему детищу, - столица государства и горнозаводской поселок.
    Чугунолитейные и пушечные заводы в устье Лососинки были крайне нужны Петру для его побед над Швецией. Это история России. И это начало истории города, который с 1734 года, когда затухла последняя домна Петровских заводов, пришел в упадок.
    Что осталось в Петрозаводске от истории петровского периода? Парк культуры, на территории которого начинался город, цеха заводов, плотина на Лососинке, крепость, дом коменданта, Петропавловская новоманерная церковь, путевой дворец Петра I с садом во французском стиле. Все постройки петровского времени, вернее, их фундаменты, ныне можно обнаружить только с помощью археологических раскопок. Сад же, <разведенный императором Петром Великим> и к концу XVIII века превратившийся в березовую рощу, Екатерина II наказала сохранять и это место <впредь не застраивать>.
    Если всерьез озаботиться воссозданием кусочка эпохи Петра I в нашем городе, то при комплексной реконструкции Парка культуры вполне можно это сделать. Открыть и законсервировать фундаменты царского путевого дворца и дома коменданта; с помощью стриженого кустарника, цветников и посадок березы по сохранившимся планам повторить партерный <французский> сад с прудом перед некогда существовавшим здесь дворцом; воссоздать фрагмент петровской фортеции: Вернуть, пробудить память о начале Петрозаводска, дать горожанам точку отсчета во времени и пространстве: откуда и в каком виде пошел наш город.
    Но удивительным образом юбилейные торжества и мероприятия 2003 года миновали <колыбель> Петрозаводска. Обидно читать в <Олонецких губернских ведомостях> 1903 года о том, что было 100 лет назад, когда парк как объект, относящийся к основанию города, был в центре празднования 200-летия Петрозаводска. Общественный сад тогда часто назывался и осознавался петрозаводчанами как исторический, храня мемориальные места, связанные с Петром.
    И стоял еще на месте деревянный странной архитектуры Петропавловский собор, единственный сохранившийся свидетель основания города - не то маяк, не то церковь, - правда, уже приглаженный под классицизм. При высочайшей конфирмации генерального плана Петрозаводска в 1854 году, продолжая повеления Екатерины II по поводу увековечения петровских мемориальных мест, было указано <означенную церковь как памятник сохранить навсегда>. Это <навсегда> означенной церкви продолжалось с той поры ровно 70 лет, до ее погибели в огне пожара 1924 года. Возраст же Петрозаводска и его наглядная история уменьшились, укоротились на несколько десятков лет с потерей одного из первых городских сооружений.
    Самая древняя архитектура, что пока еще сохраняется в нашем историческом городе, - это ансамбль зданий на Круглой площади (ныне пл. Ленина) и - почти ровесник им - дом горного начальника на улице Энгельса, 5, относящиеся к 1775 - 1790 годам (страница истории Петрозаводска, связанная со строительством Александровского пушечного завода).
    Возведение Александровского завода в 1772 -1774 годах стало тем экономическим импульсом, который активизировал строительство в Петрозаводске. Изменение статуса Петрозаводской слободы и назначение Петрозаводска губернским городом повлекли за собой разработку его первого генерального плана, утвержденного Екатериной II в 1785 году и явившегося планировочной основой застройки вплоть до середины ХХ века. Ядром классицистического плана стал ансамбль Круглой площади - один из редких примеров в русском градостроительстве, когда радиально-лучевая планировка выделяла административный центр в регулярной прямоугольной сетке городской застройки. Вливающаяся в площадь дорога из Санкт-Петербурга разветвлялась при выходе с нее на два луча, один из которых направлен в сторону Онежского озера (Нагорная линия - Соборная площадь - Соборная улица - пристань), а второй - к Александровскому заводу.
    Планировка Петрозаводска в границах река Неглинка - проспект Александра Невского и набережная Онежского озера - улица Красноармейская - прямоугольная сетка улиц, органично уложенная на сложный и прекрасный ландшафт и сохраненная до сего дня, и позволила нашему городу получить статус исторического.
    Регулярные екатерининские планы, разработанные в конце XVIII века для многих городов России, продолжили градостроительные традиции Петра I. Екатерининский план - это не просто равномерно расчерченные прямоугольники кварталов. Это и пространственный принцип градостроения. Именно этот принцип, соблюдаемый в нашем городе в послевоенные годы несмотря на практически полную утрату зданий XIX века, все-таки позволил сохранить екатерининский Петрозаводск, классицистичный по своей сути.
    Архитекторы, разрабатывавшие генеральный план Петрозаводска в 1945 году, бережно повторили довоенную сетку кварталов, сохраняя историческую память и не пытаясь возвести на пепелище новейший город середины XX века. Было решено лишь увеличить этажность застройки центра до 4 - 5 и в связи с этим несколько расширить улицы. О прежних красных линиях можно судить по сохранившимся кое-где деревянным зданиям - памятникам нашей довоенной истории на проспекте Ленина, улицах Кирова, Свердлова, которые будто вышли на тротуар.
    Неоклассическая архитектура Петрозаводска 1940 - 1950-х пришлась очень <к лицу> его екатерининской планировке. Центр нынешнего города представляет собой гармоничное целое - масштабную комфортную городскую среду. Новые сооружения, появившиеся в историческом центре в соответствии с градостроительными принципами, свойственными его структуре, вписываются в контекст независимо от стиля.
    Бывший дом политического просвещения (ныне филармония) на углу улиц Кирова и Свердлова, Министерство социального обеспечения и жилой дом с торговым центром <Максим> на проспекте Ленина, пристройка телеграфа к зданию главпочтамта на Свердлова: Авторы этих сооружений руководствовались законами, продиктованными исторической планировкой центральной части Петрозаводска, масштабом среды, и тем самым сохраняли лицо города. Даже застройка Голиковки жилыми домами первых индустриальных серий велась с сохранением планировочной структуры исторических кварталов. Проектируемая ныне турецкой фирмой группа многоэтажных домов на пр. Александра Невского, у бывшей горнозаводской церкви, полностью нарушает принцип периметральной застройки, и кварталы исторического города вдруг начинают застраиваться по принципу микрорайонов: постановка домов не подчиняется направлению красных линий примыкающих улиц, разрушая сложившуюся структуру этой части города.
    Несмотря на невиданные здесь ранее масштабы строительства во второй половине ХХ века наш город очень много потерял, что радикально изменило его образ. И это не только разрушения, связанные с военными действиями.
    В 1920 - 1930-е годы был уничтожен красивейший соборный ансамбль города, и Петрозаводск утратил свою характерную панораму, являющую его объемно-пространственную организацию и ставшую визитной карточкой. Воссоздание новых пространственных ориентиров и высотных доминант в городе - это очень сложная задача, так как новейшая архитектура не дает той пластики и разнообразия объемного построения, какой отличаются культовые постройки.
    Туркомплекс <Карелия>, строящаяся высотная гостиница на Левашовском бульваре, несомненно, станут пространственными ориентирами, но вряд ли смогут создать такую же прекрасную панораму, какой отличался Петрозаводск на рубеже XIX и ХХ века. Направленная работа по созданию озерного фасада города сейчас практически не ведется, а те здания, которые там и сям пытаются вылезти вверх из-за дороговизны земельного участка, не украсят, а лишь обезобразят облик Петрозаводска. Так, достаточно нелепо выглядит дом с мансардной крышей в квартале за статуправлением. Нелепо, потому что нарушены элементарные азы градостроительства: встроенное в квартал здание не должно быть выше периметральной застройки, в которой оно находится.
    Еще безобразнее будет выглядеть строящееся здание в квартале по улице Свердлова, планируемое высотой в восемь этажей. Что акцентирует и на что направлена в городской структуре эта новая доминанта? Здесь будет новая городская площадь? Или она будет стоять на оси главной улицы, как вокзал с элегантным шпилем на проспекте Ленина? А может быть, это тот самый недостающий элемент в городской панораме? Высотные объекты, поставленные в городе с единственным смыслом - экономическим, - всегда будут разрушительны для него, для его облика, для истории. Потому что превращают гармоничный городской организм в хаотично застроенный конгломерат из зданий и сооружений.
    Утвержденный, или, как называлось раньше, высочайше конфирмованный, генеральный план города - это закон. Закон, позволяющий сохранить город достойным, несущим свою историю, не утрачивая сложившееся веками лицо. Закон, касающийся всякого, кто желает строить. Рост и обновление - вполне естественные и нормальные процессы для каждого живущего и развивающегося города.
    Генеральный план, кроме путей развития, вводит и естественные ограничения, особенно если дело идет об историческом наследии. И это тоже закон. Недаром во все времена конфирмованные генеральные планы российских городов печатались в сводах законов Российской Империи. А Петрозаводск сохранил свою историческую суть только благодаря соблюдению этих законов.

Елена ИЦИКСОН, архитектор



Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья
© Редакция газеты "Карелия", 1998-2003