Страницы истории
 
Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья

Промышленность Карелии при Петре I

Ведущее место в петровских преобразованиях заняли реформы в области промышленности. Особенно интенсивно развивалась военная промышленность. Для победы над неприятелем нужны были металлургические, железоделательные и оружейные предприятия, а также судостроительные верфи, на которых создавался отечественный военно-морской флот. Все эти жизненно необходимые предприятия в предельно сжатые сроки в России могло построить только само государство с его огромными материальными возможностями, разветвленным административным аппаратом и командно-приказной системой.
    Преобразования царя Петра Алексеевича (1672 - 1725) самым непосредственным образом затронули наш край. Карелия в период реформ первой четверти XVIII в. становится одним из форпостов проводимой Россией внешней политики и арсеналом русской армии и флота.
    Начав Северную войну (1700 - 1721 ), русское правительство сразу же обратило внимание на частные металлургические заводы Карелии, которые были расположены близко к основному театру военных действий. Их владелец Бутенант уже в 1700 г. получил заказ на изготовление железа для оковки пушечных стволов, бомб и лопат. К маю 1701 г. на пушечном дворе в Москве с этих заводов было принято 21740 гранат и 2161 пуд железа. Предприниматель получил ссуду в 1000 рублей на расширение производства. По просьбе заводчика приписанных к заводам крестьян прекратили брать в армию, <дабы заводам от того остановки не было>. А в июле 1703 г. все заводы Бутенанта были взяты в казну, то есть национализированы.
    Объемы производства на частных предприятиях были ограниченными и не обеспечивали быстро возраставших военных потребностей. Поэтому правительство Петра I пришло к выводу о необходимости строительства новых крупных железоделательных заводов на территории Олонецкого края.
    Летом 1702 г. в Карелию была направлена экспедиция, организованная Рудным приказом, для разведки железных и медных руд. Во главе ее находились комиссар Иван Головачев, дозорщик Иван Патрушев и рудознатец Ю. Блюэр. И. Головачев впоследствии писал об этом эпизоде своей биографии: <из оного приказу (Рудный приказ) в 1702 г. отправлен в Олонецкий уезд с дозорщиком Иваном Патрушевым для прииску серебряных и медных руд. Да при оном де деле имелись быть по контрактам иноземцы, вывезенные по указу из Саксонии, Юган Блюэр... да плавильщик Мартын Цымерман>. Экспедиция обнаружила значительные запасы железных руд на территории Шуйского погоста, а также удобные для установки водяных двигателей реки. Местность располагала богатыми лесными ресурсами. Завод решено было строить в Шуйском погосте на берегу Онежского озера в устье реки Лососинки.
    В августе-сентябре 1703 г. в Шуйский погост прибыл <полудержавный властелин> А. Д. Меншиков. Именно он заложил первый камень в основание доменного цеха нового завода, поскольку был комендантом Шлиссельбурга и всех пограничных со Швецией земель. Строительные работы велись весьма интенсивно. Руководил ими московский рудознатец и металлург Яков Власов (Власьев), ставший первым в нашем Отечестве мастером горного дела.
    В декабре 1703 г. на новом заводе, получившем название Петровского, были задуты первые доменные печи и произведены пробные плавки. Литье пушек началось в январе 1704 г., а в мае с заводской пристани была отправлена первая партия орудий (288 штук) и корабельных припасов. Петр I внимательно следил за работами на Олонецких заводах, а узнав о начале производства пушек, направил туда письмо со словами: <О готовности железных заводов зело радуемся... Исправляйтесь к весне пушками>.
    Строительство Петровского завода продолжалось еще два года - в 1704 и 1705 г., за это время были построены две плотины и сооружены молотовая, оружейная, якорная, литейная и другие <фабрики> (цеха). При заводе имелась своя химическая лаборатория, а на специально оборудованном полигоне проводились испытания орудий на прочность, дальность и меткость стрельбы.
    Высшей точкой развития Петровского завода стали 1714 - 1721 гг., когда во главе предприятия стоял известный инженер и специалист горнозаводского дела, выходец из Голландии, Георг Вильгельм де Геннин.
    Георг Вильгельм де Геннин (1676 - 1750). Родился в 1676 г. в Нассау-Зигене (или Утрехте), Нидерланды. Во время <Великого посольства> - русской миссии в Европе - встретился с царем Петром в Амстердаме, который и принял его на русскую службу фейерверкером (1698 г.). В 1700 г. произведен в поручики, в 1702 г. - в капитаны, в 1706 г. - в майоры. В 1712 г. завершил строительство Литейного двора в Санкт-Петербурге. В конце 1713 г. получил назначение на должность Олонецкого коменданта и начальника Петровских заводов. В 1716 г. произведен в полковники. Довел качество пушек Петровских заводов до уровня шведских через смешение руд. Обеспечил бесперебойное поступление пушек, ружей и снарядов для нужд русской армии и флота. Пробыл в должности начальника Петровских заводов до 1722 г. Скончался в С.-Петербурге в 1750 г.
    Уже в первые четыре года руководства де Геннина заводом (1714 - 1717) на нем было произведено 825 орудий различного калибра. Каждый год завод выпускал также 7 - 8 тыс. ружей, 2,5 - 3 тыс. клинков и штыков, большое количество ядер, гранат, якорей и другой военной продукции.
    В том же 1703 г., примерно через месяц после закладки Шуйского (Петровского) завода, на северном побережье Онежского озера в устье реки Повенчанки был заложен еще один крупный металлургический завод - Повенецкий. Данное предприятие также строилось довольно быстрыми темпами и к весне 1704 г. выдало первую военную продукцию. А через 2 года, к весне 1706 г., строительство казенного Повенецкого завода было завершено. Завод выпускал боеприпасы (ядра и гранаты), пушки корабельные, якоря и другие <корабельные припасы>, которые доставлялись на Лодейнопольскую (Олонецкую) верфь для строившихся там военных судов.
    Еще один из Олонецких Петровских заводов был сооружен в Выгозерском погосте, в 40 верстах от Повенца, в 1705 - 1706 гг. В честь сына Петра I царевича Алексея завод получил название Алексеевский. Алексеевский завод производил (с конца 1705 г.) пушки, корабельную оснастку и боеприпасы. Завод имел две домны, <молотовую фабрику> с двумя горнами и другие производства. Продукция Алексеевского завода поставлялась не только для зарождавшегося Балтийского флота, но и для кораблей Беломорской военной флотилии, поскольку данное предприятие находилось в непосредственной близости от знаменитой <Осударевой дороги>, которая связывала северные берега Онежского озера с Беломорьем.
    Повенецкий и Алексеевский заводы были значительно меньше по масштабам производства и количеству выпускаемой продукции, нежели Петровский, хотя они и превосходили заводы Бутенанта в 2 - 3 раза.
    В 1706 - 1707 гг. на р. Викше, примерно в 40 верстах от Петровского завода, на перешейке между озерами Кончезеро и Пертозеро, был возведен Кончезерский медеплавильный завод. Швед Ларс Юхан Эренмальм, проведший несколько лет в русском плену, писал, что это предприятие <ежегодно дает 600 - 1000 фунтов меди; ее везут главным образом в Петербург и чеканят из нее имеющие хождение в России медные деньги (копейки), денежки и полушки>. В 1719 г. на заводе соорудили еще две домны для плавки чугуна, и предприятие было переориентировано в основном на выпуск чугуна, хотя и медь здесь некоторое время продолжали плавить.
    Вся крупная промышленность Карелии в первой четверти XVIII в. была государственной (Петровский, Повенецкий, Алексеевский, Кончезерский заводы и Олонецкая верфь), а не частновладельческой. Для создания столь мощных для своего времени предприятий нужны были огромные средства, какими не обладал ни один предприниматель, купец или откупщик. Государство не только обеспечивало средствами (капиталами) бурное строительство горнометаллургических мануфактур в нашем крае, но и само поставляло для них рабочую силу (приписные крестьяне).
    Отрицательной стороной государственной промышленности является то, что она перестает быть эффективной, если интерес со стороны властей снижается. Крупная промышленность Карелии работала на нужды армии и флота, на войну. Когда же Северная война в 1721 г. была победно завершена, то и острая необходимость в этой промышленности отпала. Уже в ходе войны закрылись Повенецкий и Алексеевский заводы. Оружейный цех Петровского завода в 1721 г. был переведен в Сестрорецк. В 1733 г. Петровский завод, производственная жизнь на котором по окончании войны едва теплилась, окончательно закрылся. С середины 30-х годов в действии был оставлен только один Кончезерский завод.
    Методами государственного вмешательства в экономику, путем жесткого администрирования Петру I удалось в весьма короткие сроки создать в стране крупную промышленность. Значительный очаг металлургической промышленности появился и в нашем крае. На Олонецких Петровских заводах постепенно стали формироваться кадры профессиональных рабочих, мастеров, управленцев. Несмотря на остановку предприятий их значение для развития нашего края трудно переоценить.
    Накопленный опыт не пропал бесследно: он был востребован во второй половине XVIII в. Кроме того, победа в Северной войне открыла перед Карелией широкие возможности для дальнейшего развития торговли и транспортной системы. Новая столица России - город Санкт-Петербург - находилась теперь рядом, что создавало значительный дополнительный резерв для развития экономики и становления предпринимательства в нашем крае.

Вадим БАДАНОВ, кандидат исторических наук



Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья
© Редакция газеты "Карелия", 1998-2003