СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ
 
Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья

Денежная реформа 1947 года в Карелии

Важнейшим событием послевоенного периода истории как для всей страны, так и для нашей республики стало проведение денежной реформы в декабре 1947 г. Советское руководство планировало провести ее еще в 1946 г., но помешали голод и засуха, охватившие тогда часть территории СССР. Количество бумажных денег, выпущенных в обращение за 1941 - 1945 гг., возросло с 18,4 до 74 млрд рублей. По расчетам Министерства финансов СССР на руках у населения после войны имелось свыше 66 млрд рублей. Советское руководство так сформулировало главную цель проводимой реформы: <Обмен должен быть проведен на таких условиях, чтобы не только было обеспечено изъятие из обращения всех излишков денег, но чтобы в итоге обмена были в основном аннулированы денежные накопления у лиц, нажившихся в период войны на спекуляции и другими незаконными путями>.
    14 декабря 1947 г. было принято постановление Совета Министров СССР и ЦК ВКП (б) <О проведении денежной реформы и отмене карточек на продовольственные и промышленные товары>. Советское правительство подчеркивало, что <в Советском Союзе большую часть жертв, неизбежных при проведении денежной реформы, принимает на себя государство. Но надо, чтобы часть жертв приняло на себя и население, тем более что это будет последняя жертва>.
    В постановлении раскрывался механизм обмена старых денег на новые. Он производился с ограничениями, а именно: 10 рублей в старых купюрах обменивались на 1 рубль новых (металлическая монета обмену не подлежала и принималась к платежам по номинальной стоимости). Переоценка вкладов населения в сберегательных кассах и Государственном банке осуществлялась на более льготных условиях: вклады размером до 3 тыс. рублей включительно оставались без изменений, вклады на суммы от 3 до 10 тыс. рублей обменивались в соотношении 2 к 3 (за три старых два новых). Все остальные вклады, свыше 10 тыс. рублей, разменивались в соотношении 2 к 1 (за два старых один новый).
    Проведение денежной реформы сопровождалось мощной пропагандистской кампанией, организацией митингов на предприятиях <в поддержку реформы>, активной работой агитаторов на рабочих местах. Эта демагогическая завеса должна была скрыть тот факт, что денежная реформа 1947 г. носила конфискационный характер, что новые цены, установленные государством, в большинстве своем были выше коммерческих, утвержденных после войны. Государство в очередной раз решало свои проблемы за счет граждан. Фактически реформа привела к принудительному изъятию денег у тех, кто имел на руках некоторые суммы. Особенно пострадали сельские жители, которые не доверяли свои сбережения государству. Наученные горьким опытом 1920 - 1930-х гг., когда под разными предлогами людям не выдавали деньги из сберкасс, они держали свои кровные дома в матрацах, подушках, кубышках. Реформа 1947 г. больно ударила не столько по <спекулянтам> и <богачам>, сколько по самым социально незащищенным слоям населения - колхозникам и другим сельским жителям. Обмен денег 1947 г. стал шоком для миллионов советских людей.
    Между тем от денежной реформы пострадали не все. Кое-кто даже погрел руки на этом деле. В выигрыше оказались те, кто заранее знал детали обмена денег и владел первичной информацией: работники партийных и советских органов, руководители рай- и горотделов МВД, а также те, кто деньги принимал и переоценивал - руководящие работники финансовых органов в центре и на местах. Уже 11 декабря 1947 г. в республиканские, областные и местные органы МВД были разосланы запечатанные сургучной печатью пакеты, которые надо было вскрыть 14 декабря в 15 часов в присутствии руководителей милиции, финансовых органов и сберкасс. В этих пакетах содержались условия обмена денег.
    Соблазн был велик, и местная элита (в Карелии некоторые весьма высокопоставленные <работники> впоследствии даже негласно пострадали от своей жадности) в полной мере воспользовалась предоставленной ей возможностью. Они успели раздробить свои вклады и положить в сберкассы все имевшиеся у них наличные деньги (занимали у знакомых и друзей, брали в кассах взаимопомощи и вообще со всевозможных счетов в министерствах и ведомствах, а потом возвращали из расчета 1:10) на счета до 3 тыс. рублей. Круговая порука, существовавшая внутри ЦК ВКП (б) КФССР, надежно укрыла факты мошенничества своих членов от граждан и от историков-исследователей. В архивах сохранились лишь документы, изобличающие работников банков и сберкасс, т.е. <стрелочников>, на которых указало <всевидящее око> партии.
    Утром 14 декабря 1947 г. руководство республики получило телеграмму из Министерства финансов СССР, в которой предписывалось с 14 часов прекратить все операции с деньгами и закрыть сберкассы и все отделения Госбанка, а в 18 часов по московскому времени по радио было передано правительственное сообщение о проведении денежной реформы. В Петрозаводске было образовано 13 <выплатных пунктов>, где жители столицы КФССР могли обменять денежные билеты старого образца на новые.
    Обмен денег сопровождался многочисленными злоупотреблениями, очередями, слухами. Многие жители Карелии попросту не успели обменять свои старые купюры, поскольку действовал принцип: <Кто не успел, тот опоздал>. Озлобленные люди решались писать жалобы в различные инстанции, игнорировать их уже было нельзя. Правительству республики нужно было приоткрыть спасительный <клапан> и выпустить пар народного негодования.
    В связи с появлением <сигналов> с мест о нарушениях в ходе денежной реформы Министерство финансов КФССР, Контрольно-ревизионное управление МФ СССР по Карелии и Управление гострудсберкасс республики с 20 декабря 1947 г. по 15 февраля 1948-го провели комплексную проверку в 21 райтрудсберкассе. Она показала, что в кассах Пудожского, Кемского, Кестеньгского и Калевальского районов в последние дни перед реформой (с 11 по 14 декабря) имел место значительный прилив денежных средств на вклады. В Петрозаводске сначала проверка не выявила нарушений, однако когда к расследованию злоупотреблений подключились органы МВД, в центральной сберкассе № 155 были установлены факты приема вкладов от должностных лиц, раздробления крупных вкладов и даже подделки и уничтожения документов с целью сокрытия незаконных операций. Общая сумма, по приблизительным данным, составила 60 - 65 тыс. рублей. Естественно, что комплексная проверка Министерства финансов и КРУ смогла затронуть только вершину айсберга.
    Были выявлены случаи приема вкладов после объявления по радио о денежной реформе и расчленения вкладов на другие счета с целью извлечения выгоды. Так, в Вешкельской агентской сберкассе (Пряжинский район) агент сберкассы Игнатьева в ночь с 14 на 15 декабря и 15 декабря приняла вклады от 32 человек на сумму 81 тыс. рублей (Игнатьева была арестована и осуждена на 10 лет). В Летнереченской сберкассе (Тунгудский район) прилив и раздробление вкладов за 14 декабря составили 33,7 тыс. рублей, причем преобладающее большинство вкладчиков являлось членами семьи и близкими родственниками контролера сберкассы Пшенко и кассира Соколовой. Материал на них был передан в прокуратуру.
    В сберкассе поселка Чупа-Пристань (Лоухский район) заведующий почтовым отделением Подольский после объявления по радио сообщения о реформе принял от нескольких граждан наличные деньги и внес на свое имя 9 тыс. рублей, раздробил крупный вклад одного из вкладчиков. Общая сумма махинаций составила 20 - 25 тыс. рублей. В Ребольской районной сберкассе после обнародования по радио сообщения 14 декабря было принято вкладов на сумму 7,5 тыс. рублей, в 14 низовых сберкассах Пудожского, Кемского, Кестеньгского и Калевальского районов в последние дни перед реформой наблюдался массовый прилив вкладов.
    В Сортавальской сберкассе за 14 декабря было принято около 35 тыс. рублей, в Кемском районе наблюдались случаи массового поступления денег на вклады до опубликования постановления правительства, причем большей частью от работников сберкасс. В Олонецком районе проверкой был установлен случай неправильной переоценки вклада на сумму 19,8 тыс. рублей. В Прионежском районе заведующая детским садом внесла в отделение Госбанка под видом родительских свои личные деньги в сумме 2,3 тыс. рублей. Это только документально установленные факты, об истинном же масштабе махинаций можно только догадываться!
    Переоценка вкладов и обмен денег были завершены в Карелии к 19 декабря 1947 г. Как заметил заведующий Петрозаводским городским финансовым отделом Иван Михайлов, <переоценка завершена, в промышленных магазинах товаров достаточно и очередей не наблюдалось, а в продуктовых большие очереди. На рынках топленое масло - 100 рублей за килограмм, молоко-10 рублей за литр, картофель - 3 - 4 рубля за килограмм>.
    Нехватка продовольственных товаров, очереди, высокие цены вызывали недовольство у населения республики. Даже в официальной газете <Ленинское знамя> (орган ЦК и Петрозаводского горкома КП(б) КФССР и Верховного Совета КФССР) стали появляться заметки с критикой торговых организаций за нерасторопность, просьбы улучшить торговлю продуктами питания и расширить сеть магазинов в Петрозаводске.
    В спецсообщении МГБ КФССР по Петрозаводску приводились следующие высказывания местных жителей: <Обрадовались свободной торговле, а на деле это ничего не стоит... Зачастую бывает так, что люди стоят-стоят и ни с чем уходят, так как во всех магазинах установлен лимит, больше которого не имеют права продавать...>, <В магазинах Петрозаводска преобладают пустые полки, сахар и масло бывают очень редко, а овощей не бывает никогда>.

Вадим БАДАНОВ,кандидат исторических наук



Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья
© Редакция газеты "Карелия", 1998-2003