Память
 
Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья

Кормчий карельского бокса

11 июня, за 10 дней до своего 77-летия, после трех лет пребывания в инвалидной коляске, скончался Леонид Григорьевич Левин - великий тренер в спорте и добрый наставник в жизни. Его плодотворный труд отмечен званиями заслуженного деятеля культуры Карельской АССР, заслуженного тренера РСФСР и СССР, лауреата знака <За заслуги в развитии олимпийского движения в России>, почетного гражданина города Петрозаводска.
    В 50-е годы прошлого века он стремительно взлетел из провинциальной безвестности к всероссийскому и всесоюзному признанию. Выпускник ленинградской школы тренеров к концу третьего года самостоятельной работы в Петрозаводске сумел подготовить первых чемпионов России и мастеров спорта по боксу. Вроде ничему особенному не учил, а результаты поднимались, как дрожжевое тесто в тепле.
    В одном зарубежном исследовании говорится, что профессиональный боксер на пути к мировой короне пропускает в среднем около трех тысяч ударов в голову, а ведь каждый из них - сродни сотрясению мозга. Любительский бокс, конечно, менее жесток, но голову все же надо беречь, и в этом состояла одна из первых установок Левина.
    Установки <матросика>
    В конце августа 1955 года в спортивном зале архитектурно-строительного техникума, где занимались боксеры, появился румяный красивый парень во флотском бушлате с экзотической татуировкой на руках, которого представили как нового тренера. Он сразу же предложил спортсменам показать свое искусство. Просмотрев несколько пар, <матросик> приказал снять перчатки, построил всех в шеренгу и заявил, что <бокса у вас нет>, мол, будете заново учиться бить прямой левой в голову. Но прежде надо выстирать и выгладить форму, постричься, строго выполнять режим дня и обязательно ходить вместе с ним на утреннюю прогулку - с этих фундаментальных требований началась в истории карельского бокса школа Леонида Левина.
    Наша юность сплавилась с его молодостью: мы вместе росли, учились, работали, преодолевали трудности, переживали неудачи и радовались успехам. Школу Левина прошли тысячи ребят, и каждый ощутил большое влияние этого незаурядного человека с очень сильным, независимым, максималистским характером, сформированным суровыми условиями жизни.
    Сын военного флота
    Родился он в Мелитополе. В 1941 году семья была эвакуирована под Сталинград, где через год мальчик остался сиротой на попечении тети, так как родители погибли под фашистскими бомбами. С 1944-го семьей для него стал военный флот, куда 14-летний подросток самостоятельно попросился в <сыны полка>. Затем были школа юнг и долгая служба котельным машинистом на кораблях Черноморского флота - там и увлекся боксом, получил первый разряд.
    После демобилизации в 1952-м приехал в Ленинград, работал кочегаром на заводе и учился в вечерней школе, а затем в школе тренеров, после окончания которой навсегда связал судьбу с Петрозаводском.
    Тренерский почерк
    Главные качества натуры Левина - редкая целеустремленность и неукротимая энергия при достижении цели. Он был человеком дела, всегда точно знал, чего хотел, и умел добиваться желаемого. Обладал особым даром находить, очаровывать и привлекать нужных людей для осуществления своих идей.
    В спортивном зале он всегда был зажигателен, изобретателен, энергичен. Сокрушительные удары своих чемпионов ставил без использования <лап>, голыми руками, иногда натягивая на них перчатки. Могучие бойцы часами плющили живые горящие ладони тренера. А тот после особо жесткого попадания отворачивался, шипел от боли, тряс пораженной рукой и снова принимался ловить момент <коронного удара> очередной надежды, которой настойчиво внушал мысль о необходимости <вырасти в большого чемпиона>. Руки болели, пухли во всех суставах и требовали холодных ванн, чтобы выдерживать новые экзекуции.
    Возможно, в этом одна из причин того, что у Леонида Григорьевича в последние годы заклинило какие-то мозговые центры, управляющие движением ног. Но гораздо болезненнее переносил он моральные уколы, которые не так уж редко наносили выпестованные ученики. Конечно, у них могли быть определенные претензии к тренеру, но у того, наверное, обид и претензий накапливалось несравнимо больше. Трудна, ох трудна жизнь настоящего тренера, особенно с таким неугомонным неукротимым нравом, как у Леонида Левина.
    На ринг вызываются
    Результаты труда тренера проявляются в достижениях спортсменов, а они очень весомы. В школе Левина выросло три десятка мастеров спорта (от С.Прошутинского до А. Чекунова) и два мастера международного класса (Н. Разумов и А. Куриков). За 10 начальных лет школа совершила качественный скачок от первого чемпиона России (С. Прошутинский) до первого чемпиона СССР (Н. Разумов). Его воспитанники десятки раз становились победителями и призерами первенств СССР, РСФСР, ВЦСПС и ЦС разных спортивных обществ, побеждали в крупных международных турнирах в составе сборных команд страны.
    Вот только часть имен тех, кто выступал за Карелию на спартакиадах, чемпионатах и первенствах: Станислав Дворжицкий, Венедиктор Львов, Юрий Мощников, Владимир Ситников, Рудольф Коромыслов, Владимир Тюрин, Владимир Гацко, Николай Бельченков, Вячеслав Вилаев, Владимир Дильденкин, Валентин Петров, Игорь Руденко, Валерий Бирон, Юрий Сидоров, Эдуард Иванов, Виталий Савельев, Валерий Поташев, Владимир Малегин (здесь опущены имена многих армейских боксеров, не задержавшихся в Петрозаводске после демобилизации).
    Назовем победителей и призеров юношеских первенств РСФСР и СССР: Иван Шкинев, Петр Алешко, Евгений Сабанин, Александр Зайцев, Михаил Гальцев, Анатолий Чекунов, Игорь Халуев.
    Особо отметим достижения Анатолия Курикова. Дважды он становился чемпионом РСФСР (1970, 1975) и трижды (1972 - 1974) бронзовым призером чемпионатов СССР, на равных сражаясь с обладателями высших спортивных титулов, победил в четырех международных турнирах, провел на ринге почти 300 боев - больше, чем кто-либо другой из карельских бойцов. В левинской школе бокса, пожалуй, Куриков и Разумов ближе всех подтянулись к медалям олимпийской, мировой или европейской пробы и при чуть большем везении могли бы стать их обладателями.
    Команда Левина дважды подходила к пику своих возможностей. Первый раз в 1959 - 1963 годах, когда выступали Ю. Сидоров, И. Шкинев, С. Прошутинский, В. Петров, В. Галкин, И. Смирнов, В. Ефремов, Э. Иванов, В. Савельев, Н. Кравцов, В. Ситников, Н. Разумов, Л. Стародворов. Тогда она регулярно побеждала не первенствах Северо-Западной зоны, а на чемпионате России (Ульяновск, 1962 год) заняла второе место, потому что сразу четыре ее участника завоевали медали: Разумов - золотую, Петров - серебряную, Ефремов с Прошутинским - бронзовые. Во второй раз команда выглядела очень внушительно в 1971 - 1973 годах, когда в ее состав входили мастера следующего поколения: В. Дильденкин, М. Гальцев, З. Хуббатов, А. Зайцев, Э. Тикка, И. Халуев, А. Куриков, Е. Сабанин, Н. Кебец, А. Чекунов, В. Волошин.
    Не боксом единым
    Целеустремленности, упорству, науке побеждать учил Левин своих питомцев. Но не только спортивные достижения волновали его. Спорт - удел молодых: приходит время, человек вступает в самостоятельную жизнь с новыми обязанностями, заботами, и он должен быть к ней готов, поэтому Леонид Григорьевич не забывал о том, чтобы его ребята, кроме бокса, окончили и обычную школу.
    Нескольким поколениям своих воспитанников он твердил о необходимости образования, о важности приобретения специальности. Одних тянул в вечернюю школу, других - в техникум, третьих - в институт, четвертых - на работу. Не было границ его изобретательности, когда он стремился помочь своим ребятам найти добрый жизненный путь. Слово у Левина не расходилось с делом: он сам в первые же годы, учась заочно, получил диплом Ленинградского института физкультуры имени Лесгафта.
    Из его учеников выросло множество образованных специалистов, руководителей производства и бизнеса, депутатов всех уровней и членов карельского правительства.
    Страсти строительные
    Понимая, что растить мастеров можно только при наличии соответствующей материальной базы, Левин с первых дней искал помещения и преобразовывал их в залы бокса. В первом своем зале на четвертом этаже здания университета на берегу Лососинки у нас было самообслуживание: мы вместе с тренером убирали зал, мыли полы, протирали окна и раз в месяц перетряхивали на улице настил ринга. Наши труды сопровождались задорной флотской прибауткой, и дело спорилось.
    Позднее в Доме физкультуры возник двухпалубный зал, у руля которого нес бессменную вахту многоопытный и заслуженный кормчий карельского бокса Леонид Левин.
    Затем его волей, энергией и предприимчивостью были построены к олимпийскому 1972 году петрозаводский Дом бокса и загородная тренировочная база на берегу Кончезера. Стройка была задумана, когда в стране действовало постановление партии и правительства о запрещении строительства спортивных объектов. Потребовалось привлечь к делу многих известных и авторитетных лиц Москвы и Карелии, чтобы вначале <пробить>, а затем и осуществить это далеко не заурядное начинание.
    Новый спортивный комплекс по замыслу создателя должен был стать опорным пунктом подготовки сборных команд страны, а для Карелии - надежной и развивающейся кузницей рыцарей ринга.
    Итоги
    Однако время распорядилось иначе: загородная база утрачена не только для боксеров, но и вообще для наших спортсменов. Дом бокса, которому недавно присвоено имя его создателя, хотя и стал тренировочной площадкой для представителей других видов спорта, но по-прежнему на его ринге ведутся бои многих турниров. Боксеры Карелии, особенно юные, в последнее время снова все чаще радуют победами не только на первенствах Северо-Западного округа, но и России.
    Неугомонный маэстро бокса Левин заплатил почти полной телесной беспомощностью и за многолетние беспощадные экзекуции разных частей своего организма, и за переживания от выступлений всех своих учеников, и за <пробивание> строительных объектов...
    До последней минуты Леонид Григорьевич все понимал, говорил, что у него нигде ничего не болит, а вот ногами двигать не мог. Малой толикой внимания пытались благодарные ученики скрасить последние дни своего наставника...

Станислав ПРОШУТИНСКИЙ



Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья
© Редакция газеты "Карелия", 1998-2003