Земля карельская
 
Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья

Слово народа - душа народа

У каждого народа самобытная материальная и духовная культура, характерными признаками которой являются письменность и художественная литература. Карельская письменность началась с берестяных грамот Древнего Новгорода и развивалась в переводах молитв и Евангелий. В середине XIX века появились первые стихи сямозерца Мирона Смирнова, включенные затем в книгу <Голос корела>. В начале XX века изданы сборники стихов Ииво Хяркенена из Суйстамо Laululoi Anukselaizil (<Песни олончанам>) и Anuksen brihacut (<Олонецкие ребята>) и финского лексиколога Эдварда Ахтиа (на ливви), собиравшего образцы карельской речи в Суоярви и Сямозерье, Karjalastu virtty (<Карельские плачи>) и Rahvahan kandeleh (<Кантеле народа>).
    Зачинателями карельской литературы в советское время были Александр Кириллов из пряжинской Надлахты Parahan briguadan brigadieru (<Бригадир лучшей бригады>, Kirja, 1935), Федор Ивачев из Ругозера Jauhinkivi (<Жернов>, Kirja, 1934), Ииво Никутьев из Аконлахти Marfa (Kirja, 1934).
    Всплеск поэзии и прозы на карельском языке был в 1937 - 1940 годах: стихи, рассказы и статьи систематически печатались в газетах и регулярно выходившем журнале <Карелия>. Это произведения А. Кириллова и его переводы рассказов С. Норица, романа Н. Островского <Как закалялась сталь> и др. Стихи Федора Исакова из Койкары (с 1939 года член СП СССР) и его переводы из <Витязя в тигровой шкуре> Шота Руставели, армянского эпоса <Давид Сасунский>, совместная с Николаем Лайне книга стихов <Хуондес> (<Утро>), стихи Микула Хрисанова и его переводы сказок А.С. Пушкина, сказка в стихах П. Лукина <Иче миня> (<Я сам>) и его стихи, творения молодого поэта из Сямозера Александра Слоева и произведения целого ряда других авторов.
    Этот благой для карелов процесс был наглухо заблокирован с образованием Карело-Финской ССР. За 50 лет (1940 - 1990 годы) увидели свет только 7 книжек Владимира Брендоева и Пааво Лукина.
    Активное развитие карельская литература получила после распада СССР и введения письменности на латинице, однако долгое время литераторы-карелы толпились в тесноте - в газете <Ома муа>. Лишь через три года появились первая книжка стихов Микула Пахомова Tuohus ikkunas (<Свеча в окне>) и сборник рассказов Ольги Мишиной Kuldaine ildu (<Золотой вечер>). В 1995 году вышел сборник Зинаиды Дубининой Silmykaivoine (<Родник>), в следующем Ratoi (<Колесо>) О. Мишиной и в 1997-м Pieni Dessoilu (<Маленькая Эссойла>) Александра Волкова, т. е. за 8 лет вышло 5 книжек.
    В ответ на известный вопрос <Что делать?> 21 февраля 1998 года на собрании 12 карелоязычных авторов было решено: <В целях развития и совершенствования карелоязычной литературы создать литературное объединение, назвать его Karjalaine sana (<Карельское слово>) и избрать руководителем Александра Волкова. Этим же решением поручено подготовить устав и утвержден план работы на 1998 год. Первым в плане было: <Провести в мае 1998 года республиканское совещание карелоязычных авторов>. (Такое совещание было проведено.)
    Учредителями литобъединения были Иван Акимов, Александр Волков, Зинаида Дубинина, Иван Кудельников (Рыпушкалица), Дмитрий Лажиев, Николай Назаров, Зоя Савельева (Эссойла), Иван Савин, Александра Юппиева (Кондопога).
    Все наши решения были поддержаны Союзом писателей и Государственным комитетом по национальной политике Республики Карелия.
    Мы учились, рассматривали рукописи, приглашали консультантов - Армаса Мишина, Ивана Костина, Анатолия Суржко, Роберта Коломайнена, Людмилу Маркианову и других, - спорили. В результате уже через год вышла антология поэзии и прозы 25 авторов Omil pordahil (<У родного крыльца>).
    Всего за 10 лет изданы 33 книги членов литобъединения и авторов, активно участвовавших в нашей общей работе. А с учетом 3 антологий и 5 уже названных книг, вышедших с 1990-го по 1997 год, 41 книга. И это из 55 книг художественной литературы, изданных на карельском языке со времен Мирона Смирнова до наших дней.
    В общем числе 2 книги Васи Вейки (Иванова), 6 Александра Волкова, 3 Зинаиды Дубининой, 5 Ольги Мишиной, 4 Петра Семенова. Эти 5 авторов, пишущих на ливвиковском наречии карельского языка, рекомендованы и приняты в члены Союза писателей России. Надо назвать и автора 3 сборников Микула Пахомова, принятого в члены Союза карельских писателей, а также авторов книг Анатолия Коппалова, Ивана Савина, Александра Савельева, Раису Ремшуеву, Любовь Туттуеву, Тамару Щербакову.
    Ряд авторов, например Клавдия Алексеева и Иван Акимов, имеют рукописи. Весомый вклад в развитие литературного языка вносят и те, чьи произведения систематически публикуются в газетах <Ома муа>, <Виенан Карьяла> и журналах.
    Мы активно переводим на карельский язык произведения русской и финской литературы. Только в одной антологии русской поэзии Vellen syvain (<Сердце брата>) А. Волкова - стихи 68 русских поэтов на ливвиковском наречии карельского языка.
    Возросло мастерство наших литераторов. Это путь Зинаиды Дубининой от Silmykaivoine до Valgei koivikko, Петра Семенова от Ruadajat до Puhtasjarven Masa, Ольги Мишиной от Ratoi до Piaskoin korgevus и др. Об этом говорит и издание произведений наших авторов в переводе на русский язык в солидном издательстве <Пик> <Современная литература народов России> (Москва, 2003), в сборнике <Волны трав> (Петрозаводск, 1998), <Удержавшийся над бездной> (Петрозаводск, 2007), в книге <Древо> (Сыктывкар, 2002), в двухтомной Антологии финно-угорской литературы (Екатеринбург, 2006) и др.
    120 страниц нам отведено в антологии финно-угорской поэзии на эстонском языке Kuum Oo (<Жаркая ночь>, Таллин, 2006). Наши произведения есть в сборнике Ruado (<Работа>) и в учебнике карельского языка, изданных Обществом карельского языка Финляндии.
    В этом отношении показателен перевод <Слова о ливах> Александра Волкова поэтами 13 финно-угорских народов, включая Венгрию, Финляндию, Эстонию, издание перевода в ряде газет и журналов братских республик России. Это добрый ответ на перевод нами 80 стихотворений 34 поэтов с 13 финно-угорских языков на ливвиковское наречие карельского языка и публикацию их в антологии <От Югры до Балатона>, которой высокую оценку дали участники IX конгресса финно-угорских писателей.
    Путь, пройденный карельской литературой, можно проследить по антологии Karjalan pagin (<Карельская речь>), в которой представлены произведения 65 литераторов, писавших на карельском языке с конца XIX до начала XXI века, среди них 18 членов Союза писателей СССР и России. Это и позволило нам заявить с трибуны упомянутого конгресса, что <карельская литература была, есть и имеет право и шансы на будущее>. Однако для этого нам надо утроить силы, расширить ряды, помня, что <Карелия без нас обойтись может, но мы, карелы, без нее жить не можем>.
    Наше творчество должно быть голосом народа, словом народа, душой народа. В нем должны быть радость и горе народа, его чаяния и надежды.
    Исходя их этого нашими ближайшими задачами должны быть совершенствование своих творений, повышение мастерства, поиски новых жанров и стиля. А это несовместимо с утверждением некоторых коллег, мол, <пишу как могу>. Писать можно, но публиковать, тем более помещать это в учебные пособия, нельзя. Молодежь надо учить на высокохудожественных, технически грамотных произведениях, которые могут быть основой истинного литературного языка.
    В жанровых картинах, особенно в диалогах и монологах, не только допустимы, но и являются украшением исконно народные сочные слова любого наречия, образные народные выражения, синонимы типа paivy - rusko - ciroi и т.д. (синонимы солнца). А это не укладывается в требования иных лингвистов о <нормативном языке>, обедняет художественное произведение. Для примера сравните язык А. Пушкина, М. Шолохова, В. Астахова, В. Белова. Для творческой личности характерен индивидуализм, включая и поиск удачных неологизмов.
    Будущее литературы, впрочем, как и жизни, принадлежит молодежи, и она у нас в Карелии есть. Это видно из нашего первого альманаха Taival (<Путь>), где более десятка имен, чей талант нельзя не заметить, но молодых надо учить и пестовать. У них нет пока творений на книгу, в Oma mua их имена теряются под давлением маститых. Единственный надежный источник <кислорода> - это выпуск очередного альманаха, который просто необходимо воплотить в жизнь.
    Из 10 наиболее активно пишущих членов Karjalaine sana пятерым за 70 лет и троим более 60, поэтому главная задача в течение ближайших лет - передать бразды правления литобъединением пишущей молодежи, а старикам уйти в почетные члены. Без этого нас ждет тупик. Я верю в лучшее и хочу закончить лозунгом <Вперед, молодежь! Пусть живут вечно наш звучный и колоритный карельский язык и наша родная литература>.

Александр ВОЛКОВ, руководитель литобъединения
Karjalaine sana, член Союза писателей России



Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья
© Редакция газеты "Карелия", 1998-2003