Недра
 
Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья

Шунгит - богатство Карелии

В последнее время социально-экономическое развитие Заонежья активно обсуждается представителями власти и общественных организаций, в средствах массовой информации. 18 июня в Законодательном Собрании Республики Карелия прошли публичные слушания, посвященные этой теме. Как известно, главными вопросами являются разработка месторождений уникального минерала - шунгита и, возможно, негативное влияние деятельности горнодобывающих предприятий на экологию территории. Об этом накануне слушаний корреспондент <Карелии> побеседовала с директором Института геологии Карельского научного центра РАН доктором геолого-минералогических наук Владимиром Щипцовым.
    - Владимир Владимирович, насколько справедливы опасения, что наличие карьеров по добыче шунгита наносит ущерб окружающей среде Заонежья?
    - Сегодня на территории Заонежья осваиваются два шунгитовых месторождения - Максово и Зажогино. Для начала скажу несколько слов об условиях эксплуатации карьеров. Большинство современных горнодобывающих карьеров - это открытые выработки. Для добычи шунгита не нужно производить разработки недр на глубину в несколько сотен метров, как, например, для добычи алмазов. В Заонежье расположены совсем небольшие карьеры, предприятия, занимающиеся их эксплуатацией. Карьеры с подобной производительностью по международной классификации относятся к малому и среднему бизнесу. Подобные горные выработки если и способны нанести ущерб окружающей среде, то минимальный.
    Сейчас активно муссируется тема о том, что горнопромышленные разработки в Заонежье якобы вызывают повышение радиоактивного фона. Это не имеет никакого отношения к добыче шунгита. Определенные опасения подобного рода были связаны с планами освоения уран-ванадиевого месторождения в поселке Средняя Падма. Когда-то там, действительно, проводились оценочные работы, но они до сих пор не завершены и до разведки месторождения дело не дошло. Думаю, что в течение ближайших 10 - 15 лет вопрос о его освоении вообще не будет подниматься.
    Однако в ряде СМИ и публичных выступлений, не знаю, намеренно или по причине заблуждения, две эти темы - разработки шунгита и уран-ванадиевого месторождения - смешиваются в одну проблему. Не исключено, что это делается для того, чтобы дезинформировать население. Не так давно у нас в институте состоялся ученый совет с участием авторитетных специалистов, в том числе в области ядерной геофизики. На фактическом материале было показано, что радиоактивный фон в Заонежье соответствует норме. Так что не надо ничего выдумывать и пугать людей.
    Конечно, высказываются и другие претензии. В частности, они связаны с тем, что после взрывов породы дороги покрываются шунгитовой пылью. Однако дороги это в основном не общего пользования, а технологические протяженностью всего несколько километров. Если люди опасаются, они вполне могут ими не пользоваться. Беспокоят население и терриконы, образующиеся на месте погрузки добытой породы на водный транспорт в черте поселка Толвуя. Выглядят эти горы шунгита, действительно, не лучшим образом. Но владельцы карьеров сегодня уже осознали, что ситуацию надо менять. На недавнем заседании парламентского комитета по природным ресурсам и экологии предприниматели сами выступили с предложением объединить усилия и построить за собственные средства причал за пределами поселка. Словом, есть основания полагать, проблема будет решена если не в течение месяца-двух, то по крайней мере в течение года.
    - Но рано или поздно запасы породы в этих месторождениях иссякнут. Что тогда будет с карьерами? Есть ли планы по восстановлению местности, где закончились разработки?
    - Конечно, любая горнодобывающая компания имеет план рекультивации карьера. К сожалению, в нашей стране они не всегда воплощаются в жизнь. Между тем в западных странах существует немало современных технологий и предложений в этой сфере. Например, карьер может быть засыпан или на его месте образуется водоем, где разводят определенные сорта рыб. Рекультивированную территорию можно использовать под сельское хозяйство или для создания нового ландшафта, привлекательного для туристов. Я сам, побывав в США, Канаде, Финляндии, убедился, что такие искусственные ландшафты лучше, чем естественные, ведь над ними поработали специалисты-дизайнеры.
    - То есть наличие горнодобывающих предприятий не исключает перспектив для туризма?
    - Нет, опять же за границей есть опыт развития технического туризма, когда на горнодобывающих предприятиях оборудуются площадки для гостей, откуда можно понаблюдать за тем, как происходит добыча сырья, работой техники, приобрести геологические образцы. И такой туризм пользуется определенным спросом, особенно при наличии инфраструктуры вроде кафе, закусочных и так далее.
    Я уже не говорю о том, что в Заонежье, да и в целом на территории Карелии, есть немало геологических памятников, которые могут и должны использоваться как туристические объекты. Например, старая шунгитовая штольня в селе Шуньга, которая была брошена еще в середине XIX века. Это прекраснейший геологический памятник мирового значения с интересной историей. Ее изучил мой коллега, заведующий одной из лабораторий нашего института Михаил Филиппов, написавший две книги об исследованиях шунгита.
    Между прочим, они начались 300 лет назад! Почему бы не рассказать об этом туристам? Да и само посещение штольни, тянущейся на два километра, представляет интерес. Конечно, для этого надо укрепить стены, обеспечить безопасность, убрать горы мусора вокруг, создать небольшой музей. Ни республиканские, ни местные власти, увы, пока не выделяют на это деньги. Вся надежда на предпринимателей, владельцев шунгитовых карьеров, которые высказались за то, чтобы рассмотреть возможность инвестировать средства в такой проект. Плюсы для местных жителей очевидны: появление новых рабочих мест, развитие сферы обслуживания, не говоря уже о том, что на действующих горнодобывающих предприятиях заонежане получают достойную заработную плату.
    - Насколько оправданы разработки шунгита с экономической точки зрения? Действительно ли этот минерал так востребован? Периодически в прессе мелькают публикации о том, что его ценные свойства либо преувеличены, либо слишком мало изучены...
    - Это не так. Шунгиты изучены достаточно подробно и детально. Только наш институт с момента своего основания, то есть 45 лет, занимается исследованиями этого минерала, проводились они, как я уже отмечал, и ранее. В нашем институте собрано огромное количество материалов, ведь еще в 1971 году он был назначен головным научным учреждением по изучению шунгитов, получил за это награду на Выставке достижений народного хозяйства в Москве.
    Сегодня интерес к шунгиту во всем мире огромен. Он используется при производстве строительных материалов, пластмасс, водоочистителей, в металлургической промышленности. Есть идеи применять этот минерал в сфере нанотехнологий, интересны исследования нашего института совместно с ПетрГУ в области медицины...
    - Получается, лечебными свойствами шунгит все же обладает?
    - Пока, повторюсь, проводятся исследования, и утверждать что-то определенное рано. То, что шунгит очищает воду, доказано, но лишь в том случае, если он входит в качестве составной части в специальные фильтры. Вода же, настоенная просто на куске минерала, может быть даже вредна - в результате химической реакции образуется, по сути, малоконцентрированный раствор кислоты. Словом, прежде чем официально объявлять об эффективности тех же мазей или кремов с шунгитом, необходимо завершить клинические испытания. Однако уже сегодня в Москве, Санкт-Петербурге, петрозаводском санатории <Белые ключи> пациентам предлагают так называемые шунгитовые комнаты, имеющие сертификат Военно-медицинской академии. Стены в такой комнате не пропускают никаких электромагнитных волн, человек не может пользоваться мобильным телефоном, компьютером, телевизором. Абстрагируясь от благ цивилизации, он погружается в спокойную обстановку, что благотворно сказывается на его психологическом состоянии.
    - Итак, позиция Института геологии ясна: продолжать разработки шунгита в Заонежье необходимо.
    - Безусловно. Нам необычайно повезло, что у нас в республике есть такая территория, как Заонежье, где запасы этого минерала исчисляются миллиардами тонн. Такого скопления залежей шунгита нет нигде в мире! И не использовать это достояние на благо экономики было бы совершенно неоправданно.
    Конечно, необходимо развивать не только добычу, но и более глубокую переработку шунгита. Сегодня его рыночная цена доходит до 18 - 20 тысяч рублей за тонну, что для минерального сырья, кстати, не так уж мало. Но если мы, скажем, научимся выделять из шунгита особые молекулярные соединения - фуллерены, - его стоимость уже будет исчисляться сотнями тысяч рублей за тонну. Это будет яркий пример союза производства и науки, приносящего реальную пользу обществу.
    Разумеется, к развитию горнодобывающего производства надо подходить взвешенно, с соблюдением всех норм безопасности, проведением экологических экспертиз проектов. Сегодня контроль в этой сфере достаточно жесткий, получить лицензию на разработку карьера непросто, необходимо собрать огромное количество документов. К тому же применение современных технологий помогает свести к минимуму неблагоприятное воздействие на окружающую среду. В частности, одна из действующих в Заонежье компаний уже закупила в Германии специальные машины, позволяющие добывать шунгит, не взрывая породу. Наступает новый этап технического и технологического прогресса, и все больше предпринимателей понимают, что забота об экологии является важнейшей задачей.
    Необходимо осознать, что шунгит - это богатство и гордость Карелии. Уверен, что пройдет 10 - 15 лет, и у нас не будет отбоя от иностранных инвесторов, желающих вложить деньги в добычу этой породы. Да, сейчас в республике идет определенная волна высказываний и публикаций, где целесообразность промышленного освоения недр Заонежья подвергается сомнению. Но мне не кажется, что эти протестные настроения носят массовый характер. Скорее, существуют некий вакуум и непонимание между населением и представителями горнодобывающих компаний. Надо предоставить людям больше объективной информации, создать атмосферу откровенности и доверия.

Беседовала Наталья ОВСЯННИКОВА



Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья
© Редакция газеты "Карелия", 1998-2003