Творчество
 
Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья

Донкихот гравюры

Вспоминая Алексея Авдышева
    19 сентября заслуженному художнику России, лауреату Государственной премии РК Алексею Ивановичу Авдышеву исполнилось бы 80 лет.
    Он был человеком многогранно талантливым и неистовым в работе. Казалось, А. Авдышев умел все: мастерски резать гравюры, писать стихи, издавать иллюстрированные альбомы и стихотворные сборники, работать на земле, ловить рыбу, управлять катером. Он любил жизнь во всех ее проявлениях. Таким запомнили Алексея Ивановича его коллеги-художники и все, кто знал:
    Мы же, сотрудники Музея изобразительных искусств РК, где находится большая коллекция произведений А. Авдышева, вспоминаем его по совместной выставочной работе. В залах нашего музея было много экспозиций работ Алексея Авдышева, мы устраивали их при активном участии самого автора, порой споря и конфликтуя с ним. Но интересы художника, как правило, учитывали, и выставки и для него, и для нас, и для зрителя всегда становились праздником.
    Как праздник была задумана и выставка в декабре 1997 года в связи с презентацией сборника стихов А. Авдышева <И свет, и тень:>. В самом большом и красивом зале музея на втором этаже экспонировались гравюры художника, здесь же лежали стопки книг, которые только что привезли из типографии им. Анохина. Счастливый Алексей Иванович вдохновенно читал свои новые стихи, подписывал сборники и щедро дарил их сидящим в зале, среди которых было немало друзей художника. Но внезапно ему стало плохо, он побледнел и упал на пол. Приехавшая <скорая помощь> увезла Алексея Ивановича в больницу, где он через несколько часов скончался:
    И жизнь и смерть
    Они, известно, рядом.
    Наступит час,
    И мне уйти во тьму.
    Это четверостишие из своей новой книги <И свет, и тень:> Алексей Иванович прочитать нам, увы, уже не успел. Оно оказалось пророческим.
    Листая книги А. Авдышева, я наткнулась на забытый листок со стихотворением, написанным его рукой и мне посвященным. С волнением его прочитала, как будто услышала голос живого Алексея Ивановича, и подумала: <Сколько есть еще неизданных и никому кроме адресатов неведомых стихотворений Авдышева? Вот бы издать их, Алексей Иванович был бы доволен. Он любил дарить гравюры и стихи своим друзьям и коллегам>.
    Меня с А. Авдышевым связывали многолетняя работа в музее и родное наше Заонежье, где мы бывали и встречались на онежских берегах летом. У Авдышева в деревне Ерснево на Боярщине был свой уютный дом, где он отдыхал и много работал. Там находилась и его мастерская со всеми необходимыми художнику-граверу инструментами.
    <...За работою тупится сталь, нет покоя руке онемелой>, - признавался он в одном из своих стихотворений. И с гордостью добавлял: <Для тебя дни и ночи не жаль, цвет победный гравюр черно-белый>.
    Сейчас искусство гравюры в забвении. Трудное это дело - гравюра на дереве, пластике, металле. Для нее нужны острый глаз художника и сильная мужская рука. Алексей Иванович Авдышев был преданным рыцарем этой графической техники, донкихотом гравюры. Ее скупыми лаконичными средствами он умел выразить так много: и неповторимую красоту любимого Заонежья, и пластику древних скал Валаама, и редкое обаяние памятников деревянного зодчества, и тихую поэзию северных деревень:
    В последние десятилетия наравне с гравюрой он охотно занимался и акварелью, открыв для себя эту классическую технику.
    Нежность отдаю я акварели,
    Мужество - граверному резцу:
    Небо Заонежья акварельно, считал он, и с удовольствием писал нежные по цвету прозрачные-прозрачные акварели, наполненные воздухом Заонежья. Работам Авдышева присущи сила и нежность. Как и ему самому.
    Сейчас творчество А. Авдышева воспринимается как могучая глыба в карельском искусстве 1960 - 1980 годов. Проникновенный лирик узнается в его акварелях и стихах. Он был бескомпромисен, порой резок в оценках и суждениях, особенно в трудный для всех период перестройки, когда менялись нравственные ориентиры и ценности. Алексей Иванович тяжело переживал это смутное время, что отразилось в его стихах последних лет. Не случайно последний поэтический сборник назван <И свет, и тень:>. Его завершает следующее четверостишие:
    Правду в гости - зови, не зови:
    Все тебе без остатка отдано,
    И за горькие строки мои
    Ты прости меня, милая Родина:
    Заслуженного художника Рос-сии и поэта Алексея Авдышева помнят и чтут художники и зрители старшего поколения. А вот племя младое, незнакомое Авдышева уже не знает. Чтобы понять художника, надо видеть его работы, а такая возможность представляется теперь нечасто, разве что на временных недолгих выставках.
    Выставка избранных гравюр и акварелей А.И. Авдышева к 80-летию со дня его рождения открылась на этой неделе в зале коллегий Министерства культуры и по связям с общественностью РК. Ее экспозицию дополнят редкие фотографии разных лет из семейного архива художника.

Серафима ПОЛЯКОВА



Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья
© Редакция газеты "Карелия", 1998-2003