Память
 
Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья

По ком звонит колокол

Памятник <Сынам Карелии, погибшим в Чечне>, установленный в 1997 году, стал первым таким монументом в России
    Время, на которое пришлась первая чеченская война, было переломным для России: экономика в параличе, инфляция, многомесячные долги по зарплате. Людям не на что было жить, проходили акции протеста, забастовки. Но даже в столь тяжелых условиях многим было небезразлично происходящее в стране, что подтверждает история памятника погибшим в Чечне нашим землякам. Инициатива его создания родилась у матерей, потерявших своих сыновей, нашла понимание у общественных организаций и в конце концов ее поддержали в коридорах власти.
    11 декабря 1994 года подразделения Министерства обороны и МВД России были введены в Чеченскую Республику. Начавшаяся война, неясность ее целей, многочисленные жертвы потрясли общество. Люди требовали прекратить войну, обвиняли в ней высших государственных лиц, накал общественного негодования возрастал с каждым месяцем. Позже президент Борис Ельцин в своих мемуарах признавался, что итоги выборов руководителя государства в 1996 году напрямую зависели от прекращения войны. Первая чеченская кампания действительно официально вскоре закончилась подписанием Хасавюртовского соглашения и договором о мире с Чеченской Республикой.
    Первая чеченская война унесла жизни 32 карельских ребят. Вряд ли кто тогда предполагал, что вскоре она возобновится. Оставшиеся в живых возвращались домой, матери их погибших товарищей оплакивали сыновей.
    В Карелии сразу после начала войны возникло объединение матерей, чьи сыновья воевали в Чечне. Их объединили общее горе, желание не допустить новых жертв. Чтобы власть как можно скорее обратила на них внимание, им требовалась политическая поддержка. Они нашли ее у наиболее активно выступавших против войны в Чечне различных общественных организаций: Союза коммунистической молодежи, Фонда мира и т.д.
    Матери обратились к правительствам Карелии и России с требованием прекратить кровопролитие и вернуть сыновей домой живыми. Катализатором послужила весть о первой в Карелии жертве войны - Александре Прасолове, погибшем спустя 11 дней после ввода российских войск. После этого трагического известия объединение родителей погибших воинов стал поддерживать председатель правительства республики Виктор Николаевич Степанов.
    В интервью автору этой публикации он рассказывал, что в свое время принимал личное участие в судьбе Александра Прасолова - помог тому попасть в 76-ю гвардейскую Краснознаменную воздушно-десантную Черниговскую дивизию во Пскове. Гибель Александра потрясла его, помогла понять горе близких.
    Война продолжалась, были новые потери. У родителей как воевавших, так и погибших солдат возникла потребность встречаться. Важную роль в организации подобных встреч, поиске места и денег для их проведения сыграли Ирина Викторовна Кондрашкина, тогда помощник депутата Государственной Думы, первый секретарь Союза коммунистической молодежи, и Юрий Петрович Власов, председатель Карельского отделения Фонда мира.
    Встречаясь, родители и близкие погибших воинов начали задумываться об увековечивании их памяти. Памятник должен был стать символом окончания войны, выражением надежды на то, что новых войн больше не будет.
    В начале 1997 года, когда впервые прозвучало это предложение, его на встрече с Ириной Кондрашкиной поддержал Виктор Степанов. Так началась работа по созданию памятника. В то же время Людмила Алексеевна Соловьева готовила книгу памяти о погибших в Чечне карельских парнях <Черное крыло войны>. Деньги на книгу были собраны на специальном благотворительном концерте. Он был организован, чтобы помочь инвалидам чеченской войны - поддержать их не только морально, но и материально. Это был уникальный в своем роде концерт. Впервые бойцы ОМОНа и СОБРа, воевавшие в Чечне, надели ордена, не стесняясь, не чувствуя себя изгоями в своей стране.
    Следующим важным этапом стал поиск скульптора. Выбор пал на Ченку Минаевича Шуквани. Ирина Кондрашкина рассказала мне, что им был нужен не просто хороший скульптор, а ярый противник войны в Чечне. Сван по национальности, Ченка Шуквани не мог равнодушно взирать на события, происходившие на Кавказе. Он незамедлительно принялся за работу.
    Поддержка председателя правительства хотя и была значимой, в то время не играла существенной роли. Денег у правительства не хватало даже на выплату пенсий, и собрать необходимые средства с большим трудом, по копейке, помогли инициативность и неравнодушие граждан. Вклады были разные: личные средства инициаторов создания памятника, пожертвования бизнесменов (в том числе Ивана Гурицану, Владимира Миронова), взносы различных фондов и политических объединений. Всех не перечислить: специального учета не велось, списки нигде не публиковались. Нельзя не отметить личный вклад Ченки Шуквани. Ведь даже тех средств, которые удалось собрать, и тех, которые перевел военкомат, не хватило. Скульптор не только оплатил часть материалов из собственного кармана, но и вместе с сыном принимал активное участие в установке памятника.
    Создан был памятник за несколько месяцев, достаточно быстро для такой сложной задачи. Что он символизирует, какие идеи в нем заложены? Если обобщить то, о чем думали инициаторы, скульптор, о чем писали газеты того времени и как понимает его автор этих строк, можно сказать следующее: серый гранитный блок, на котором стоит весь памятник, символизирует жизнь, землю. Белый - светлый дом, черные столбы - трагедия, смерть. Прослеживается идея жизненного пути человека: рождение, жизнь и смерть, их пугающая близость. На четырех черных столбах держится купол. Полукруглое и круглое, как отмечает Шуквани, - это высшая, законченная форма. Купол и колокольчик над ним составляют единое целое. Колокольчик символизирует тревогу, опасность, по словам Шуквани, предупреждение людям: что-то неладное у нас происходит. Это как набат, призывающий остановить кровопролитие. Именно так - <Набат> - назвал памятник скульптор. Одна из матерей, отвечая на мой вопрос, написала: <Колокольчик символизирует биение сердца моего сына>. А свеча под ним, как неугасимая печаль о безвременно оборвавшейся жизни. Автор слов <Сынам Карелии, погибшим в Чечне>, по одному из свидетельств, Юрий Власов. Они обращены к тем, кто проходит мимо, не зная, чему посвящен памятник.
    Нельзя не отметить его православные символы - свечу, купол, колокольчик. Главный художник Петрозаводска Владимир Лобанов даже назвал памятник храмовым комплексом. Надо сказать, у части родителей православные символы, да и сами священники, поначалу вызывали резкое неприятие, ведь это они благословляли их сыновей на войну. Со временем православие стало для родителей опорой, помогало справиться с горем.
    Место для памятника нашли в Студенческом переулке, в сквере на берегу Неглинки, рядом с мостом к Первомайскому проспекту. И это не случайно. Все другие предложения - на Ключевой, на площади Гагарина - были отвергнуты. Здесь, в несуетном месте в центре города, родители, близкие и друзья павших воинов могут постоять у памятника, их не отвлекают шум машин и праздные прохожие. И только потом те, кто причастен к созданию памятника, осознали, как важно было его установить именно на этом месте. Неподалеку, через мост, находится другой памятник - <Черный тюльпан>, посвященный воинам, павшим в Афганистане. Два памятника стоят отныне на двух берегах Неглинки.
    Открывали памятник в серое холодное воскресенье 9 ноября 1997 года. Пришло много людей: родители и близкие погибших, участники той войны, журналисты и представители власти. Одни пришли из соображений политической конъюнктуры, другие из любопытства, но большинство с искренними чувствами скорби и печали. Многие не могли сдержать слез. Даниил Гвоздев, не так давно вернувшийся из Чечни, подойдя к микрофону, сказал, что приготовился говорить какие-то слова, но: не стал этого делать - тяжело. Он лишь попросил не забывать тех, кого уже не вернешь.
    История первого в России памятника жертвам войны в Чечне продолжилась. В прошлом году здесь появился камень с именами погибших работы того же Ченки Шуквани. Но в истории памятника есть разные страницы: несколько раз у кого-то поднялась рука сорвать колокольчик.
    Прошло не так уж много времени, и новая война в Чечне не стала для общества столь же волнующим событием, как первая. С каждым годом все меньше представителей разных ветвей власти, журналистов приходят к памятнику. Но родные и близкие погибших карельских парней приезжают сюда каждый год 11 декабря.
    Всего за 15 лет с 1994 года 71 военнослужащий и милиционер Карелии погиб на территории Чечни. Последний - Дмитрий Кузнецов - в мае 2008 года.

Михаил МЕШКОВ, студент исторического факультета ПетрГУ



Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья
© Редакция газеты "Карелия", 1998-2009