Девять с плюсом
Земляки-иностранцы
Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья

Русские <Калевалы> Армаса Мишина

В Санкт-Петербурге в издательстве <Вита Нова> в серии <Библиотека всемирного клуба петербуржцев> вышло в свет двухтомное коллекционное издание эпоса <Калевала> в переводе известного поэта, переводчика, исследователя народной поэзии Карелии Армаса Мишина и его соавтора литературоведа Эйно Киуру. Тема нашего сегодняшнего разговора с Армасом МИШИНЫМ - его русские <Калевалы>.
    - Армас Иосифович, известно несколько ваших переводов <Калевалы> на русский язык, опубликованных в Петрозаводске. Какой из этих вариантов переводов выбрало петербургское издательство <Вита Нова>? Как родилась идея этого издания?
    - Я думаю, что решающую роль в этом сыграла рекомендация выдающегося российского фольклориста Кирилла Васильевича Чистова, который многие годы работал в Карелии и хорошо знал о нашей с Эйно Киуру работе по переводу <Калевалы> Элиаса Леннрота издания 1849 года. Ее еще называют новой, или канонической. Именно этот вариант <Калевалы> и перевел в 1888 году на русский язык Л.П. Бельский, удостоенный за эту работу Пушкинской премии Российской Академии наук.
    Мы в своем новом переводе этой версии <Калевалы> старались быть как можно ближе к оригиналу, как можно точнее во всех этнографических тонкостях повествования. И чтобы читатели, которые знают финский язык, могли судить о качестве нашего перевода, о степени соответствия леннротовскому тексту, мы в петрозаводском издании напечатали рядом со своим переводом на русский язык и финский оригинал. То есть пошли на риск, на который ни один переводчик до нас не решился.
    Свой перевод с Эйно Киуру мы завершили в 1995 году, и в 1995 - 1997 годах наша русская <Калевала> публиковалась на страницах журнала <Север>. Тогда же К.В. Чистов написал предисловие к нашему переводу и, видимо, рекомендовал его для издания в Санкт-Петер-бурге.
    - В чем отличие издания <Калевалы> в <Вита Нова> от предыдущих изданий?
    - Наши предыдущие петрозаводские <Калевалы> 1998, 1999, 2001 и 2004 годов, вышедшие в издательстве <Карелия>, с прекрасными иллюстрациями Тамары Юфа были тоже хороши. Но <Вита Нова> первое издательство, которое для российского читателя выпустило <Калевалу> с именем Элиаса Леннрота как автора на обложке книги. Впервые книга выпущена в двух томах - по 25 песней (от слова <песнь>) в каждом. В книге 56 иллюстраций, созданных специально для этого издания известным петербургским графиком Юрием Люкшиным. Ну и наконец это изумительное коллекционное издание из серии <Библиотека всемирного клуба петербуржцев>. Я написал предисловие, взяв заголовком к нему слова финского поэта Эйно Лейно <Греза великого поэта>. Так он назвал Элиаса Леннрота (а не простого <сельского лекаря> и <составителя сборника рун>, как его многие годы именовали у нас в стране). Послесловие и словарь подготовил Эйно Киуру.
    - Издание <Калевалы> в Санкт-Петербурге можно считать итогом вашей многолетней работы по переводу различных вариантов созданной Элиасом Леннротом <Калевалы> и лучшим подарком к вашему недавнему 75-летию:
    - Да, это была большая работа. Сейчас, откровенно говоря, трудно даже представить, как я смог отважиться на такое. Но, видно, это мой крест, божье задание.
    Одна из главных целей, которую я ставил перед собой, - донести до сознания читателей <Калевалы> в России, что это не просто собрание, сборник песен, записанных Элиасом Леннротом у великих народных певцов Архиппы Перттунена, Ондрея Малинена или Вассила Киелевяйнена, а созданная им на основе этих песен оригинальная эпическая поэма, как сказал Эйно Лейно: <Греза великого поэта>. У Леннрота ведь под рукой было более 130000 строк народных песен, собранных им и другими фольклористами в Финляндии и на территории сегодняшней российской Карелии, а в его самой полной <Калевале> 1849 года всего 22795 строк.
    Далее, в <Калевале> Леннрота сквозной сюжет. А в народной эпической поэзии, в устах рунопевцев такого сквозного сюжета никогда не было. Также в его варианте <Калевалы> появился и ряд героев, которых в народных песнях нет. Взять хотя бы образ нежной, прекрасной девушки Айно. Ее придумал Леннрот. В народных песнях у разных сказателей герои были часто взаимозаменяемы. Вместо Вяйнямейнена мог быть Лемминкяйнен, а вместо Лемминкяйнена Куллерво: И вообще, если брать персонажи <Калевалы> Леннрота, то более чем наполовину они отличаются от тех, каковы они в народных песнях.
    Занимаясь переводами <Калевалы>, мы с Эйно Киуру всегда сопровождали их подробными предисловиями. Кроме того, я написал много статей и дал немало интервью, в которых подчеркивал, что Элиас Леннрот - великий поэт, создатель своей оригинальной <Калевалы>. Надо, чтобы читатель знал, четко отличал <Калевалу> Леннрота от народной поэзии. Возьмем сюжет о сампо. Это главный сквозной сюжет <Калевалы> Леннрота. Между тем развитие такого сложного многоходового сюжета, каким является борьба за сампо, несвойственно народному песенному эпосу. О самом процессе изготовления мельницы сампо у народного певца из Ладвозера Архиппы Перттунена всего несколько строк:
    Тот кователь Илмаринен
    День-деньской готовит сампо,
    Ночью деву укрощает.
    Вот кователь Илмаринен
    Смастерил уже и сампо,
    Расписал узором крышку.
    Вот и все! А в <Калевале> Э.Леннрота кузнец Илмаринен выковывает сампо на протяжении 135 строк! Ни у одного из народных певцов Леннрот не взял целиком ни одной конкретной песни. Образно говоря, он, словно пчела нектар, собрал для меда своей <Калевалы> у каждого певца по самой сладкой капельке. Да и само слово <Калевала> именно Леннрот впервые ввел в эпос и фольклористику.
    - До сих пор мы говорили с вами о полном, каноническом, хрестоматийном варианте <Калевалы> Леннрота. Но сам Леннрот говорил, что собранного к тому времени фольклорного материала (130000 строк) хватило бы на 7 <Калевал>. Расскажите о ваших переводах на русский язык других <Калевал> Леннрота. Как проходила работа над переводами?
    - Но началось все с <Калевалы> 1849 года, с этой самой канонической. Идея ее нового перевода появилась у меня где-то в конце 1980-х. До этого ведь тоже были попытки ее перевода и после Бельского. Удачные попытки делал С.Я. Маршак. Но он перевел только несколько песней. А в 70-е годы вышла сокращенная <Калевала> в переводе карельских поэтов Н. Лайне, М. Тарасова и А. Титова. Они переводили и строили книгу в соответствии с концепцией О. Куусинена, которая дробила <Калевалу> Леннрота на отдельные фрагменты, превращая ее в сборник. То есть этот перевод уводил читателя от истинной <Калевалы> Леннрота. И мы с Эйно Киуру задались целью истину восстановить.
    Мы впервые в русском переводе употребили не традиционное слово runo (по-русски оно пишется <руна>, а финскому уху слышится <рууна>, что означает <мерин>). Вот мы и решили заменить слово <руна> на слово <песнь>. Не песня, а именно <песнь> в значении <глава>, как и было у Леннрота.
    Вплотную мы занялись с Эйно Киуру переводом канонической <Калевалы> в начале 90-х. И работали в поте лица почти шесть лет. Очень много времени занял поиск технологии перевода вдвоем. Сначала мы работали так: я перевожу одну песнь, а Эйно - другую. Но мой стиль перевода и его стиль очень разнились: я стихотворец, он фольклорист. Потом решили так: Эйно делает первоначальный перевод песни буквально, как фольклорист и этнограф, не обращая особого внимания на метрические тонкости. Затем я уже как стихотворец шел своим переводом поверх этого текста. Потом он опять смотрел, не потерял ли я при поэтическом переводе этнографической сути. И так по несколько раз корректировали друг друга. Иногда по двое-трое суток искали нужное слово, пока не приходили к единому мнению.
    Вы поймите, в чем был смысл нашего начинания. Ведь перевод Бельского хороший. Но Бельский во многом героизировал деяния персонажей <Калевалы>, а между тем эпос этот в гораздо большей степени крестьянский, пронизанный крестьянским мировосприятием. Во-вторых, перевод Бельского не всегда верно передавал особенности финской мифологии. Кроме того, у Бельского в переводе местами были потери лирического начала поэмы именно в силу того, что он делал упор на героизацию. Ну и потом, со временем любой самый хороший перевод устаревает, так как язык постоянно обновляется. А со дня перевода Бельского прошло более 100 лет!
    Когда мы завершили свой труд по переводу <Калевалы> 1849 года, то на этом бы, наверное, и поставили точку. Но в 1999 году в Финляндии была переиздана леннротовская <Калевала> 1835 года. И в предисловии к ней финский эпосовед Лаури Хонко упомянул о том, что Леннрот создал не менее пяти версий <Калевалы>. И, конечно, я задался целью перевести и эту версию <Калевалы> 1835 года.
    Аппетит, как известно, приходит во время еды. Далее мы с Киуру с не меньшими азартом и увлечением перевели так называемую школьную, или молодежную, <Калевалу> - вариант для юношества, который Леннрот сделал в 1862 году. Эта версия вдвое короче хрестоматийной, канонической <Калевалы>. Но это было не механическое сокращение. Многое здесь Леннрот изменил - сюжет обнажен, книга читается как детектив. Поэтому и нам при переводе пришлось многое сделать, по сути, заново.
    И это еще не все. В 2004 году мы завершили перевод <Первокалевалы>. Так ученые называют поэму Леннрота <Собрание песен о Вяйнямейнене>, которую он создал в 1834 году, но издана она была только спустя век. В <Первокалевале> было всего 5000 строк. И сюжет ее сильно отличается от канонической <Калевалы> 1849 года. Если бы Леннрот тогда продолжил работу над этим сюжетом, начатым в 1834 году, то сегодня мы с вами читали бы совершенно другую <Калевалу>.
    Но и это еще не все. В 2007 году мы перевели еще один труд Леннрота <Наброски к <Калевале>. Это три поэмы: <Лемминкяйнен>, <Вяйнямейнен> и <Свадебные песни>.
    Сейчас я пишу серию статей о Леннроте и <Калевале>. Особое внимание хотел бы обратить на мою статью <Калевала> - произведение XIX века>, опубликованную в <Ученых записках Петрозаводского университета>. Леннрот вносил в свою поэму идеи XIX века, в частности, идею женской эмансипации. Отсюда так любовно выписаны им женские образы Айно и Ловхи. У него Ловхи не злая, беззубая старуха, какой ее порой изображают иллюстраторы <Калевалы>, а довольно привлекательная женщина, которая, по словам Элиаса Леннрота, <наилучшим образом защищает свой род>.
    Планы? Я очень хочу перевести <Сборник заклинаний> Элиаса Леннрота. Это одно из последних его произведений. Заклинания ведь один из самых сильных и оригинальных жанров поэзии, и к ним Леннрот обратился уже будучи умудренным большим стихотворческим и жизненным опытом.
    - Думаю, что в строку сегодняшнему разговору о ваших русских <Калевалах> будет вспомнить и государственную премию имени великого народного певца Архиппы Перттунена, и премию <Сампо>, и орден Дружбы, которых вы были удостоены в разные годы за свою поэтическую и переводческую деятельность. Спасибо вам за интересную беседу.
    - Спасибо и вам за то, что вы заинтересовали этой темой читателей.

Интервью вел Александр ВАЛЕНТИК



Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья
© Редакция газеты "Карелия", 1998-2009