Дела духовные
 
Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья

Обитель земли карельской

Излюбленным местом паломничества верующих (и не только) жителей Петрозаводска давно стал Важеозерский Спасо-Преображенский мужской монастырь. Небольшая обитель в полутора часах езды от столицы Карелии (на границе Пряжинского и Олонецкого районов) притягивает и красотой окружающей святыню природы, и гостеприимством подвижников монастыря, и особенными спокойствием, тишиной и одухотворенностью, чего нам так не хватает вблизи шума и суеты городской жизни.
    Очередной приезд нашей группы участников образовательного курса «Азбука веры» в обитель ознаменовался теплым солнечным днем. Было немного ветрено, но для этих мест (а монастырь расположен на высоком холме) это вполне нормальное явление. Несложно представить, что зимой при минусовой температуре за 25 градусов обитателям монастыря приходится крайне несладко.
    История основания монастыря (1520 год) тесно связана с именами учеников преподобного Александра Свирского святыми Геннадием и Никифором Важеозерскими, особо почитаемыми в Карелии. Сначала обитель имела другой статус и называлась Задне-Никифоровская пустынь, по другим сведениям – Спасская Важеозерская Геннадиево-Никифоровская пустынь, лишь позже получив статус монастыря. В начале XVII века, во время смуты после смерти Ивана Грозного, монастырь подвергался частым набегам литовцев и шведов, которые грабили и уничтожали святыню. Придя в упадок, обитель еще очень большой промежуток времени не могла подняться на прежний уровень. После Петровских реформ в 1723 году монастырь был упразднен и приписан сначала к Сяндебской пустыни, а затем (1800 год) к Александро-Свирскому монастырю. Только в 1846 году благодаря трудам монаха Исайи и его подопечных обитель вернулась к привычной жизни.
    В советское время монастырь был закрыт. Сначала на его месте был организован колхоз, где разрешили остаться многим монахам в качестве работников. Затем, в начале 20-х годов, после передачи монастырской земли в ведение местного отдела образования, здесь организовали колонию для несовершеннолетних. Последние монахи покинули эти места в 1930 году, так как на этом настаивали новые хозяева монастырской земли – финские артельщики, которые заготовляли на берегу Важе лес. Строительство Интерпоселка, в котором жили работники предприятия (в основном ссыльные из разных уголков Советского Союза – отсюда и название поселка). В 1991 году монастырь начали возрождать и сначала сделали его женским, а лишь еще через десять лет – мужским.
    Сейчас на территории Важеозерской обители живет около 30 человек (и монахов, и трудников). Часто приезжают сюда паломники из Москвы, Санкт-Петербурга, Краснодара, хотя их число все равно несравнимо с тем же Александро-Свирским монастырем. В основном гости обители – жители нашей республики.
    У инока Симеона, который проводил для нас экскурсию по монастырю, по его словам, много друзей (так он называет своих духовных чад) из Петрозаводска. В монастыре он живет уже пять с половиной лет, одним из его послушаний является общение с приезжающими сюда туристами и паломниками. Часто ему задают сложные жизненные вопросы, ведь известно, что в монастыри люди едут не только за красивыми пейзажами, святой водой и сувенирами. Буквально при нас одна женщина просила совета о том, как ей дальше жить после смерти сына. Не имея большого жизненного опыта (а он у монахов, как правило, есть), сложно найти нужные слова в такой ситуации. Но в основном, как признался монах, главное – не унывать (не жалеть самого себя) и молиться Богу!
    В конце экскурсии наш гид поделился универсальным рецептом примирения с ближним. Его он взял на вооружение у другого обитателя монастыря – послушника Кирилла, с которым у него не сразу сложились хорошие отношения (да, и в монастырях люди ссорятся). Однажды, когда два друга первый раз не поладили из-за какой-то ерунды, Кирилл просто пришел в келью инока Симеона с чайником ароматного китайского чая и сказал: «Брат! Давай пить чай и… мириться!» После такого неожиданного поворота сложно было не растаять от нахлынувшей радости и не принять протянутую тебе «трубку мира».

Захар СЛУКОВСКИЙ



Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья
© Редакция газеты "Карелия", 1998-2011