Портрет
 
Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья

Опыт, знания, твердый характер

Президент карельского Союза промышленников и предпринимателей (работодателей), доцент Карельского филиала Северо-Западной академии госслужбы, кандидат экономических наук, арбитражный управляющий Юрий Пономарев на днях отметит 65-летний юбилей. Его жизнь, пожалуй, можно назвать ярким примером успешной жизни в условиях постоянных перемен. Юрию Ивановичу выпало застать трудные и интересные времена. Его умение трудиться, жажда и готовность получать новые знания и опыт, его талант организатора и руководителя позволили достигнуть многих целей, которые он перед собой ставил.
    Начало пути
    Юрий Пономарев родился в Петрозаводске, как он сам говорит, в обычной советской семье. Родители – простые люди, честно отработавшие всю жизнь. Отец – ветеран войны, дошедший до Берлина, работал на Онежском тракторном заводе, был рабочим, позже его перевели на инженерную должность – ночами обеспечивал работу конвейера. Мама работала машинисткой.
    По окончании школы у Пономарева не возникло сомнений, куда поступать учиться дальше. В те годы лесная отрасль в республике была ведущей. Юрий поступил в Петрозаводский лесотехнический техникум, лучший и самый перспективный в те годы. Студент лесотехнического техникума – это звучало гордо! Юрий Пономарев любил машины и поступил учиться на техника-механика. Занимался хорошо, на распределении шел одним из первых.
    По распределению попал в Лоухский район на леспромкомбинат 36. Это было предприятие, принадлежавшее Министерству обороны. Машины в военном ведомстве были хорошие, техника новая, а потому работать было интересно. Но хотелось учиться дальше. На очное отделение поступить было нельзя, поскольку молодой специалист должен был отработать три года. Поэтому Юрий Пономарев поступил на вечернее отделение в Петрозаводский университет, а работу поменял, перейдя с переводом на Онежский тракторный завод, где Юрий Иванович работал контролером, а вскоре ему предложили место инженера-технолога в инструментально-штамповом отделе завода.
    Сейчас некоторые реалии того времени требуют расшифровки. Скажем, многие забыли или никогда не знали, что такое поменять работу «с переводом». Если молодой специалист менял работу против доброй воли начальства, уходил с одного предприятия и устраивался на другое самостоятельно, то все льготы, положенные молодому специалисту, терял, а льготы были. Например, в течение трех лет его не имели права уволить. Если же руководство было не против, то сотрудника как бы переводили с одного предприятия на другое, что отражалось в трудовой книжке. Соответственно в этом случае и льготы оставались, и стаж не прерывался. Возможно, по нынешним временам все это звучит несколько дико, вроде бы несвободны были люди в своем выборе. Однако было в то время и много хорошего. Например, перспективных специалистов предприятия отправляли учиться дальше. В этом случае предприятие платило своему студенту повышенную стипендию, гарантировало трудоустройство по окончании вуза.
    На заводе оценили способности молодого технолога и направили учиться в Московский автомеханический институт. Так со второго курса Петрозаводского университета Юрий Пономарев попал в Москву. Годы учебы стали и годами развития. Не только профессиональные знания можно было получать в институте, после лекций студентов ждали театры, галереи, музеи. Юрий Иванович прослушал курсы лекций в Третьяковке и Пушкинском музее. Летом отправлялся на целину в Казахстан. Освоил специальность строителя. С одной стороны, романтика, с другой – дополнительный заработок.
    По окончании института он вернулся на завод. В 26 лет стал заместителем начальника инструментально-штампового отдела ОТЗ. Высокая должность, интересная работа, хорошая зарплата… Но через год ему предложили возглавить заводской комитет комсомола. Зарплата в два раза ниже, поначалу идти не хотелось. Соблазнили жильем, которое было необходимо молодой семье.
    Партия и Афганистан
    Сейчас, после того как два десятилетия все советское охаивалось, многие стесняются вспоминать о комсомольской, партийной работе. Но Юрий Пономарев вспоминает то время по-доброму. Комсомольская организация на предприятии играла заметную роль, участвуя и в организации работы, и в организации досуга. Работа была столь напряженной и успешной, что вскоре Юрию Пономареву предложили стать первым секретарем Ленинского районного комитета ВЛКСМ. Тогда Петрозаводск делился на два района – Ленинский и Октябрьский. Соответственно в каждом был свой райком комсомола, свой райком партии.
    Перед Юрием Ивановичем открывалась хорошая партийная карьера. Его направили учиться в Ленинградскую высшую партийную школу, где преподавали многие известные ученые. Затем была работа инструктором в промышленно-транспортном отделе Карельского обкома КПСС. Курировал строительство Костомукшского ГОКа, подбирал руководящие кадры для предприятий, готовил решения, которые затем принимались на партийном и правительственном уровне и были обязательны к исполнению.
    Через год предложили стать вторым секретарем Октябрьского райкома КПСС, учитывая его знание промышленности и экономики. Октябрьский район Петрозаводска считался районом промышленным, в нем располагались многие предприятия. Так он стал одним из самых молодых секретарей райкомов
    партии.
    Прошло два года. Юрия Ивановича вызвал первый секретарь Карельского обкома КПСС Иван Ильич Сенькин:
    – Ты знаешь, что мы помогаем Народно-демократической партии Афганистана строить социализм?
    Юрий Иванович вспоминает: «Нам в то время мало что было известно. Конечно, мы не знали о роли советских военных в революции в Афганистане. Верили в официальную версию, что СССР откликнулся на просьбы правительства Афганистана, которое 14 раз обращалось к нам оказать поддержку. Мы были уверены, что исполняем свой интернациональный долг, зачитывались книгами об Испании, сравнивая войну в Афганистане с гражданской войной в Испании».
    Сенькин предложил отправиться в Афганистан. Собственно, предложение следовало рассматривать как приказ. Говорили, что тех, кто отказывался, сразу исключали из партии. В Карелии рассматривали 14 кандидатов, выбор пал на Пономарева.
    Юрий Пономарев отправился советником ЦК КПСС в провинцию Гур, город Чахчаран. В его функции входила координация действий всех советников: военных, МВД, КГБ. Естественно, между этими ведомствами существовали определенные трения, одни не хотели подчиняться другим, а потому требовалась руководящая и направляющая сила партии. По сути, советник ЦК КПСС был начальником штаба. Такая система существовала в каждой из 26 провинций страны и в стране в целом. В Афганистане в тот момент был советский посол и был также главный советник ЦК КПСС, который имел не меньше, а то и больше прав, чем посол.
    Если есть советники, значит, должны быть те, кому дают советы. Юрий Иванович был советником губернатора провинции.
    – Мне очень хороший губернатор попался, – говорит Юрий Иванович. – С ним было приятно работать. Я ему давал советы, он с ними соглашался, правда, не всегда их выполнял.
    – А что советовали?
    – Как организовать работу партии, работу промышленности, сельского хозяйства, как работать с крестьянами и проводить идеологическую работу… Мы свои методы переносили на землю Афганистана, чего не нужно было делать. Думаю, общество, сложившееся в условиях феодального строя, совершенно не было готово принять новый строй. К тому же гораздо большее влияние на население оказывали местные священнослужители, на каждые 15 человек был свой мулла. Какое там влияние партии, там влияние муллы прежде всего!
    О войне в Афганистане говорят, что это была война без четко обозначенного противника. Враги были везде. Как рассказывает Юрий Иванович, в его провинции были 202 банды.
    – Отец и дядя губернатора были главарями банд. У каждого афганца много детей, вот он и старается на всякий случай пристроить своих детей везде: и в партии различные, и в милицию, чтобы везде свои были. Кстати, с главарями банд тоже приходилось выстраивать отношения. Они ко мне приходили.
    – Зачем?
    – Ну, заболеют, например, а у меня врач есть.
    – Так наш врач его лечит, а он потом снова воевать идет?
    – Там была тотальная война всех против всех. Бандиты – те же крестьяне, местные жители. Они больше боролись друг с другом, чем с советскими солдатами. С этими «бандитами» нужно было устанавливать отношения. Нам специально давали подарки для них – зерно, обувь, халаты. Хотя дружить со всеми не получалось. Как меня информировали сотрудники КГБ, со стороны одной из банд была попытка меня уничтожить, послали смертника, но наши оперативным путем выяснили эту информацию… Смертник до меня не дошел. Еще однажды меня пытались отравить. Пригласили в гости, я приехал на БМП. Я – в гостях, БМП – во дворе, пушка на всякий случай направлена на дом, где я нахожусь. Нормально посидели, пообщались. Но когда я вышел, почувствовал себя плохо. Привезли меня почти без сознания, если бы не наш врач, не выжил бы.
    – А что сделали с отравителями?
    – Не стали мы их трогать. Поди разбери, кто конкретно хотел отравить!
    Юрий Пономарев и его коллеги жили в доме, подходы к которому были заминированы, сам дом обнесен колючей проволокой. Жилье охраняли наши солдаты, чуть дальше стояли афганские патрули, правда, на них надежды не было.
    – Мы на самом деле не контролировали даже город, лишь небольшой участок в центре города, и то только днем, – говорит Юрий Пономарев. – На следующий день после моего приезда рядом с нашим домом шарахнули из гранатомета и разбили дом, в котором жили разведчики из ГРУ. Представляете мои ощущения? Я думал, что на следующий день и наш дом также разбомбят! Война... Каждый день может стать последним. Некоторое время было трудно справиться с этим страхом, с депрессией, пока коллеги не посоветовали выпить на ночь кружку спирта. Дескать, как рукой депрессию снимет. Я совету внял, выпил кружку, лег спать. И действительно, наутро от депрессии и следа не осталось! Хотя, бывало, и обстреливали нас, но, слава Богу, не попали.
    – Участвовали в боевых операциях?
    – Нечасто. Боевые операции – это прежде всего дело войск. Хотя приходилось и мне в них бывать, например, в очень крупной операции в Герате, где участвовало несколько тысяч солдат. Применялись авиация, артиллерия. Но уничтожить противника там оказалось трудно. Наносятся бомбовые удары, кажется, сопротивление должно быть подавлено. Но как только наши солдаты идут в атаку, их встречают пули. У афганцев в этих местах хорошо отлажена система убежищ, подземных ходов. Там и сейчас все то же самое. Только теперь гибнут войска США и НАТО.
    Новое время
    В Афганистане Юрий Иванович провел больше года, затем вернулся в Петрозаводск на прежнюю должность, а затем стал первым секретарем Ленинского райкома партии. 1985 год, апрельский пленум. Генеральным секретарем стал Михаил Сергеевич Горбачев, перестройка, ускорение, хозрасчет – новые понятия входили в жизнь.
    – А не было ощущения, что вот-вот все рухнет?
    – В середине 80-х еще не было. Наоборот, работали с воодушевлением, принимали перемены с радостью. Тем более промышленность работала, строительство шло высокими темпами. Но тут началось сокращение партийных органов. Собственно, я не был против, работать на производстве мне всегда нравилось, поэтому я ушел заместителем директора Онежского тракторного завода, курировал строящуюся вторую площадку ОТЗ.
    Это была интересная работа, но в стране начались процессы, которые вскоре погребли экономику. Федеральные министерства начали разваливаться, рушились экономические связи между предприятиями, ломалось производство. Даже новейшее оборудование, уже заказанное для второй площадки ОТЗ, так и стояло нераспакованное…
    Тогда же Юрий Иванович стал депутатом первого демократического состава Петрозаводского городского Совета. В Петросовете ему предложили организовать предприятие, которое могло бы способствовать открытию малых предприятий в республике. Так появилось производственное объединение «Сампо», генеральным директором которого стал Юрий Пономарев. Вскоре новые законы запретили участие властей в создании частных предприятий, нужда в объединении «Сампо» отпала. Какое-то время Юрий Иванович пробовал себя в бизнесе, торговля приносила большие дивиденды, но это было неинтересно для него.
    Юрий Пономарев так и не ушел в торговлю. Специалист, изучивший производство, продолжал заниматься тем, что хорошо знал, будучи руководителем крупных предприятий. Да и сейчас, работая арбитражным управляющим, вытаскивает из ям предприятия в России.
    Но тогда, в 1991 году, Юрий Иванович пришел в Комитет по собственности Правительства РК, стал работать заместителем председателя. Получил еще одно высшее образование, на этот раз экономическое, рыночное. А затем окончил первые курсы арбитражных управляющих.
    Кризисные явления в экономике приводили к тому, что многие крупные предприятия не смогли вписаться в рынок, стали гибнуть под гнетом невыплаченных долгов. Потребовались люди, умеющие спасать предприятия. Даже если меняется собственник, даже если меняется профиль работы, как сделать так, чтобы государство и люди, работающие на этих предприятиях, не пострадали? Как найти нового собственника? Как не допустить уничтожения производства? Все эти вопросы решали и решают арбитражные управляющие.
    Юрий Иванович в последние 15 лет успел поработать и в Правительстве Карелии, откуда ушел сам, не желая становиться участником интриг, существующих вокруг высоких должностей. Был он и членом Совета Федерации Федерального Собрания, где работал в комитете по экономике и финансам. В последние годы он возглавляет Союз промышленников и предпринимателей РК.
    Пожалуй, одна из главных целей союза – обеспечить возможность бизнесу договариваться с властью и обществом, находить совместные решения существующих проблем. Очевидно, что в Карелии удается находить общий язык всем участникам диалога, в том числе благодаря постоянно заключаемым трехсторонним соглашениям, которые подписывают Глава Республики, руководители Объединения проф-союзов и Союз промышленников и предпринимателей. У нас нет социальных взрывов, а значит, существует консенсус между всеми заинтересованными сторонами.
    При этом Юрий Пономарев продолжает работу и как арбитражный управляющий. Работает с крупными российскими предприятиями. Сейчас он спасает два завода – электроламповый завод в Томске и лесное предприятие в Республике Коми. В своей деятельности исповедует принцип: никогда не доводить предприятие до банкротства, а стараться найти нового собственника, чтобы тот взял имущественный комплекс и наладил работу. Реализация таких целей требует опыта, знаний, твердого характера, но все это у Юрия Ивановича есть.

Вениамин СЛЕПКОВ



Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья
© Редакция газеты "Карелия", 1998-2011