Культура
 
Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья

Норвежский Smelte Digelen, что это за праздник?

Микроавтобус Ford мчался вперед. Мы миновали Финляндию, Швецию и вот, преодолев 1600 километров, оказались в небольшом норвежском городке Мо-и-Рана, расположенном на берегу Северного Ледовитого океана. Цель нашей поездки – международный музыкальный фестиваль Smelte Digelen, в котором уже во второй раз принимают участие музыканты из Карелии.
    Город, горы, океан
    Для начала стоит сказать несколько слов об этом удивительном городке с необычным для русского уха названием Мо-и-Рана. Он разбросан по береговой линии фьорда Рана в виде подковы. Вокруг громоздятся горы, каждый день они являли нам свой новый образ, как юные девушки, меняющие свои наряды: то они были иссиня-черными, то зелеными, то серо-голубыми, а некоторые были принаряжены в белые снежные шапки. Меня просто заворожил этот кусочек северной земли. Хотелось стоять, смотреть, вглядываться в эту бесконечную даль. Магнитом тянуло на берег, откуда открывается потрясающий вид на залив с каменным исполином на переднем плане. Этот монумент воздвиг скульптор из Англии Энтони Гормли в 1995 году. Состояние природы меняется здесь, как на дисплее компьютера меняются слайды. Ее величие потрясает. Небольшие, с виду как игрушечные, ярко окрашенные деревянные домики, темно-красные, белые, желтые, еще больше подчеркивают величие и суровость природы. Нам повезло: мы увидели даже северное сияние, хотя, как правило, оно бывает здесь только начиная с ноября.
    Наши люди
    Мо-и-Рана стал одним из побратимов Петрозаводска в 1992 году. И хотя нас разделяло огромное расстояние, отношения между городами начали постепенно развиваться. Новая волна более тесных отношений началась с того самого момента, когда в Мо-и-Рана стала жить и работать петрозаводчанка Елена Бек. Она работает продюсером ансамблей камерной музыки в школе культуры. Елена организовала несколько интересных проектов в области культуры, поддержанных Баренц-секретариатом, и даже получила за это специальную премию – Баренц-приз. Дело в том, что ежегодно в норвежский Баренц-секретариат поступает около 600 заявок на финансирование самых различных проектов, в том числе в области культуры. Не все получают поддержку, лишь треть из них. Финансируя совместные норвежско-российские проекты, норвежский Баренц-секретариат весьма успешно работает ради развития норвежско-российских связей на Севере. В культурном разделе программы грантов Баренц-региона преобладают небольшие малобюджетные проекты, основанные на непосредственных контактах между людьми.
    На этот раз Елена Бек стала куратором нового культурного проекта, разработала который петрозаводчанка Ирина Смирнова, преподаватель Петрозаводской государственной консерватории им. Глазунова, автор уникальной инновационной методики обучения искусству импровизации.
    «Река времени»
    Два года назад Ирина Смирнова первая из россиян участвовала в этом международном музыкальном фестивале с программой «Времена года». На этот раз ее проект был вновь поддержан Баренцкультом. По мнению художественного руководителя джазового трио Рагнера Мейделя, с которым она выступает на фестивале как композитор, пианистка и певица, Ирина уникальный музыкант, способный соединять в своем творчестве и классику, и джаз. Ее фантазия устремилась дальше, и участниками нового проекта под названием «Река времени» стали танцовщики. Она соединила музыку и современную хореографию. Совместный номер для выступления с российскими музыкантами подготовил звезда карельского балета призер национальных премий «Золотая маска» и «Арлекин» Владимир Варнава. Со стороны Норвегии в дуэте с Варнавой танцевала Тереза Йоргенсен. С самого начала я присутствовала на репетициях Владимира и Терезы.
    Танец рождался на моих глазах из первых неуверенных движений, которые становились все четче, точнее и экспрессивнее. Многочасовые репетиции до седьмого пота принесли свои плоды: дуэт состоялся. После концерта в небольшом городке Мушене публика не желала отпускать артистов, обступив их стеной, желая сфотографироваться на память, просто пообщаться. Когда с подачи Ирины Смирновой в концерте звучала русская тема, мороз бежал по коже, эмоции захлестывали и тогда, когда ей вторили осторожно саксофон Рагнера, бас-гитара Йона Крокстада и барабаны Иво Кракстада. На целый час все просто забыли о времени... По мнению Рагнера Мейделя, Ирину Смирнову ценят в Норвегии как импровизатора, умеющего удивительным образом сочетать классику и джаз.
    Фестиваль
    Музыкальный фестиваль Smelte Digelen переводится как «плавильный котел», в котором как бы сплавляются в новый состав разные стили и направления благодаря соединению и участию в фестивале музыкантов из разных стран. Этот праздник артисты дарят мо-и-ранцам каждую осень. На этот раз он открывался концертом русских и норвежских музыкантов. Действо проходило в современном и замечательно оборудованном театре Norвland Teater. С утра напряженная репетиция, проба микрофонов, проверка звучания инструментов, регулировка света. К вечеру все билеты были проданы, многие купили их заранее. Зал был полон. В первом отделении выступало трио из Петрозаводска Арто Ринне, Дмитрий Демин, Игорь Архипов совместно с норвежскими звездами и скрипачкой Сюзанной Люнденг. Они исполняли карельские, русские, финские, ингерманландские мелодии и сразу сумели очаровать и завести публику.
    Второе отделение было совсем иным. Звучала музыка, написанная для проекта Ириной Смирновой и Рагнером Мейделем. Здесь классика сливалась с джазом, в зал лились звуки фортепиано и саксофона, им вторили бас-гитара, барабаны Иво Каркстада. Было ощущение, будто утопаешь в этом потоке звуков, которые действуют на душу, цепляя за сердце. В «Реке времени» утопало лето, уносило осень, пропадала зима. Публика завороженно смотрела на две хрупкие фигурки на сцене. За считанные минуты эмоционального и яркого танца Владимира Варнавы и Терезы Йогенсен в их изломанных и все же трогательных движениях каждый наверняка почувствовал приметы сегодняшнего жесткого времени. Этот танец одновременно и яростный крик, и сама нежность, и глубокая страсть, это жажда и потребность в любви человека в мире одиночества. С последними аккордами зал встал.
    Целых три дня продолжался фестиваль. К сожалению, карельские музыканты и артисты уже на второй день отправлялись на родину.

Ирина ЛАРИОНОВА



Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья
© Редакция газеты "Карелия", 1998-2011