Летопись
 
Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья

Из истории создания памятника Петру I в Петрозаводске

+и 30 мая (9 июня по новому стилю) 1672 г. родился Петр I. В этот день в 1872 г. на Круглой площади состоялась закладка памятника Петру I, приуроченная к 200-летию со дня рождения императора. «Олонецкие губернские ведомости» сообщали: «По Высочайшему соизволению на этом месте должен воздвигнуться памятник Петру Великому, которому город наш обязан своим основанием, а край наш началом своей цивилизации». Решением городской думы Круглая площадь стала именоваться Петровской (ныне пл. Ленина). В губернаторском доме был выставлен макет будущего монумента для всеобщего обозрения.
    Торжественное открытие памятника Петру I состоялось
    29 июня 1873 г., в Петров день. Бронзовая фигура Петра была отлита в Санкт-Петербурге по модели скульптора И.Н. Шредера. Там же из сердобольского гранита резчиком Н. Бариновым по проекту академика И.А. Монигетти был изготовлен пьедестал памятника.
    Осенью 1918 г. памятник сняли с пьедестала, предполагая установить на него бюст К. Маркса, и поместили в сарай в бывшем губернаторском саду. В 1940 г. его вновь установили на площади перед зданием Александро-Невского собора, занимаемого республиканским краеведческим музеем. В 1978 г. памятник Петру I перенесли в сквер на Онежскую набережную, где он находится и ныне, указывая вытянутой правой рукой на место, откуда начинался г. Петрозаводск.
    Такова краткая история памятника Петру I. Но знают ли петрозаводчане, что наш город мог остаться без этого замечательного монумента, ставшего ныне визитной карточкой города? Документы Национального архива Республики Карелия хранят память о событиях, которые предшествовали закладке памятника
    Петру I в 1872 г.
    Минфин против
    В «Олонецких губернских ведомостях» 7 апреля 1871 г. было напечатано краткое сообщение: «Господин начальник губернии с разрешения господина министра внутренних дел отправился 4-го сего апреля в Санкт-Петербург по делам службы, передав управление губернией вице-губернатору статскому советнику Молостову». Какие же «дела службы» вынудили олонецкого губернатора Григория Григорьевича Григорьева отправиться в Санкт-Петербург?
    Поездка губернатора как раз и была связана с большим желанием Григория Григорьевича установить в Петрозаводске в память о Петре I его статую. Уже 14 апреля губернатор подал министру внутренних дел Александру Егоровичу Тимашеву ходатайство, в котором не только выразил просьбу о создании памятника, но и предложил место его установки и то, как он должен выглядеть: «Памятник должен представлять статую Петра Великого на пьедестале из олонецких мраморов с надписью «Императору Петру Великому — основателю Петрозаводска. 1703–1872 гг.». Самым выгодным пунктом для памятника представляется Петровская площадь между зданием присутственных мест и губернаторским домом. Вид с этой площади к юго-востоку открыт на далекое пространство, пред нею расположен Александровский пушечный завод, а к востоку видны Петровский сад и городской собор с Петропавловской церковью».
    Г.Г. Григорьев просил министра ходатайствовать перед Александром II о «Высочайшем Его Императорского Величества соизволении на сооружение памятника Петру Великому в Петрозаводске и на отнесение на счет казны потребного на сей счет расхода». А.Е. Тимашеву понравилась идея олонецкого губернатора, однако Г.Г. Григорьев столкнулся с непредвиденными трудностями. 22 апреля в письме правителю особенной канцелярии министра внутренних дел Льву Савичу Макову Григорьев сообщал: «Милостивый государь Лев Савич! Ваше превосходительство изволили передать мне, что г. министр финансов не находит удобным разрешить отпуск 10 тыс. рублей на постройку памятника императору Петру I в Петрозаводске». Действительно, министр финансов Михаил Христофорович Рейнтер решил, что об установке памятника должен просить не губернатор, а представители местного населения и что расходы за счет казны в данном вопросе нежелательны.
    Григорий Григорьевич в беседе с министром финансов попытался разъяснить возникшие недоразумения: «При обозрении Олонецкой губернии я имел случай видеть, как свято сохраняется в народе память о Петре Великом, и я убежден, что разрешение постройки памятника произведет самое благотворное влияние на жителей бедной Олонии. У нас почти нет дворянства, и за неимением по этому случаю его представителя инициатива этого дела должна принадлежать, по моему мнению, губернатору. Земство же очень бедно, а просить ему о постройке памятника на счет казны, хотя только в 10 тыс. руб. стоимости, земство, конечно, не найдет удобным, нельзя и желать, чтобы оно обложило сбором бедных жителей Олонии для постройки памятника Петру Великому». Доводы губернатора не возымели должного действия. М.Х. Рейнтерн был непреклонен и просил в таком случае «действовать в этом деле помимо его» и «не продолжал более этого разговора».
    Тогда Григорий Григорьевич решил побеседовать с управляющим общей канцелярией министра финансов Дмитрием Фомичом Кобеко, «в котором при всей его сдержанности, кажется, видно было сочувствие этому делу; он даже хотел переговорить о нем с министром». Далее олонецкий губернатор встречался с государственным контролером А.А. Абаза и его товарищем, «и они тоже выразили мне сочувствие к ходатайству моему о постройке на счет казны памятника. Гофмейстер Абаза присутствовал при разговоре об этом предмете в Комитете Министров и полагал, что Михаил Христофорович неположительно высказался против этого ходатайства».
    В упомянутом уже письме правителю особенной канцелярии министра внутренних дел Льву Савичу Макову Григорий Григорьевич писал: «Когда я приходил к Вашему Превосходительству сегодня в
    12 часов утра, то мне сказали, что Вы очень заняты, и потому не решились доложить Вам обо мне». Губернатор убеждал Макова: «Если министр финансов опасается, что постройка памятника на счет казны, как он выразился князю Лобанову (Лобанов-Ростовский Алексей Борисович – товарищ министра внутренних дел. – Прим. автора), даст право и другим городам на подобные ходатайства, то я позволю возразить, что едва ли это предположение справедливо: деяния Петра Великого в отношении к Олонии, как, например, устройство горных заводов, целое столетие снабжавших русский флот и русские крепости орудиями и снарядами, дали совершенно новую жизнь дотоле пустынному краю; наконец, Петрозаводск основан Петром Великим и носит его имя. Между тем Петербург, который тоже носит имя Петра, давно уже имеет памятник, и потому полагаю, ни один город не может соперничать с Петрозаводском по изложенным здесь его особенностям.
    Ходатайствуя о памятнике, я имел в виду кроме общего к этому делу сочувствия и то влияние, которое оно будет иметь на жителей губернии. Дело это упрочит память о Петре Великом и вместе с тем разовьет в олончанах чувство преданности к великим преобразователям России. Вы не можете себе представить, какая бы была всеобщая радость, если бы разрешена была постройка памятника. Отказ же в этом деле, уверяю Вас, ляжет тяжелым камнем в сердцах бедных олончан. Я буду поставлен в весьма неловкое положение. Обыкновенно губернаторы, возвращаясь из Петербурга, привозят радостные вести; я же привезу весть о моей неудаче в ходатайстве о деле, можно сказать, святом для губернии».
    Флот помог
    Олонецкий губернатор не хотел возвращаться домой с неудачей и твердо решил добиться разрешения на установку памятника Петру I в Петрозаводске. Размышляя, что же делать дальше, Григорий Григорьевич решил обратиться к вице-адмиралу Константину Николаевичу Посьету, известному русскому мореплавателю, предок которого, французский дворянин Посьет де Россье, по приглашению Петра I приехал в Россию из Франции. 24 апреля
    Г.Г. Григорьев подал ему записку, в которой писал: «Гению Петра Великого Олонецкая губерния обязана открытием в недрах ее металлов и устройством горных заводов, началом кораблестроения и предположением об устройстве Мариинской системы, осуществленном императрицею Марией Федоровной. Устройство горных заводов в Петрозаводске и корабельной верфи в Лодейном Поле дало новую промышленную жизнь дотоле пустынному краю. Это были первые в России любимые учреждения Петра Великого, на развитие которых он обращал особое внимание. Около десяти раз монарх посетил заводы и верфь в последние двадцать лет своего царствования. На заводе в Петрозаводске он царственными руками ковал железо; на лодейнопольской верфи залагал и спускал на воду военные фрегаты, которые первый раз под русским флагом выступили в Балтийское море. В лесах вытегорских всеобъемлющий взор Петра Великого отыскал удобный пункт для соединения Волжского бассейна с водами прибалтийскими. Осуществление этой мысли Петровой имело громадное торгово-промышленное значение для государства и, в частности, для Олонецкого края, чрез который пролегает значительная часть Мариинской системы. Наконец, Петрозаводск основан Петром I и носит его имя… По всем этим данным можно сказать, что едва ли найдется местность, которая могла бы соперничать с Петрозаводском в его значении по отношению к деяниям Петра I».
    Обращение Г.Г. Григорьева к вице-адмиралу было связано еще и с тем, что К.Н. Посьет был воспитателем великого князя Алексея Александровича, который проходил морскую практику на различных кораблях под руководством Посьета. В июне 1870 г. великий князь посетил Олонецкую губернию. Посьет сопровождал его. В Петрозаводске Алексей Александрович осматривал Петропавловскую церковь, построенную Петром I, Александровский пушечный завод. 28 апреля олонецкий губернатор представил записку великому князю Алексею Александровичу: «Соизволение государя императора на возведение памятника бессмертному Петру Великому – этот новый знак монаршей милости – народ примет с глубоким благоговением».
    Все что мог Григорий Григорьевич сделал и поехал в Петрозаводск с надеждами на удачное решение дела.
    18 мая 1871 г. он послал короткую телеграмму Макову: «Не признаете ли возможным сообщить мне о памятнике?» Ответ правителя особенной канцелярии министра внутренних дел был так же краток: «Частным путем знаю, что разрешено отпустить 15 тысяч, но официального сообщения еще нет. По получении извещу». Спустя несколько дней из Петербурга в Петрозаводск пришла еще одна телеграмма от Макова: «Официальное известие об ассигновании 15 тысяч для памятника получено. Приступают к составлению проекта, о результатах будете поставлены в известность. Маков».
    И, наконец, долгожданное письмо от министра внутренних дел, написанное 27 мая 1871 г., Г.Г. Григорьев с радостью читал: «Государь император по всеподданнейшему представлению моему о наступающем 30 мая 1872 г. двухсотлетии со дня рождения императора Петра Великого и о заявленном Вашим Превосходительством общем желании жителей воздвигнуть к сему дню в Петрозаводске памятник великому государю высочайше соизволил одобрить эту мысль и повелел мне войти в сношение с министром финансов о назначении из государственного казначейства потребной на выполнение сего суммы». Министр финансов приказал Главному казначейству открыть дополнительный кредит в 15 тыс. рублей на постройку памятника.
    Вот так трудами и стараниями олонецкого губернатора Григория Григорьевича Григорьева было получено разрешение на установление памятника Петру I в Петрозаводске.

Мария НЕЕЛОВА



Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья
© Редакция газеты "Карелия", 1998-2011