ПАМЯТЬ
 
Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья

Стихи помогли...

Берег
    Антону Гурееву
    ...Сонно кружится лист.
    Тихо слышится свист.
    И томит меня запах дурмана.
    Рядом дремлют сады.
    Над изломом гряды
    Теплый месяц глядит из тумана.
    Над зеркальной водой
    Промелькнул козодой.
    Ива с бурой плотины нагнулась.
    И опять же в ответ
    Память прожитых лет
    Беспокойно во мне шевельнулась.
    Вот по этой тропе
    В порыжевшей траве
    Уходил он, готовясь к полету.
    И уже за рекой
    Он махал мне рукой
    И кричал на прощание что-то.
    На душе - кутерьма.
    Не дождемся письма.
    Но такое и нынче не внове.
    Опалила гроза
    Его чудо-глаза,
    Золотистые тонкие брови.
    Сообщили друзья -
    Им не верить нельзя,
    Что погиб он над Балтикой хмурой.
    Память я берегу.
    Вот на том берегу
    Он стоит - удалой, белокурый.
    Рядом дремлют сады,
    Голубеют пруды.
    Непрерывно скитается эхо.
    И, меняя шелка,
    Ночь несут облака,
    Но они никому не помеха.


Воины-орденоносцы

Воины-орденоносцы, изображенные на этом снимке (справа) за несколько дней до Великой Отечественной войны, казались мне когда-то людьми чрезвычайно взрослыми и почтенными. Таковы уж особенности детского восприятия. На самом деле они были очень молоды. Дяде моему, Антону Степановичу Гурееву, на фотографии - 30 лет, а его другу - Семену Васильевичу Лапшенкову - и того меньше: 28. Они еще не знают, что погибнут, остановившись на цифре "31", что Гуреев будет посмертно награжден вторым орденом Красного Знамени, Лапшенкову, тоже посмертно, присвоят звание Героя Советского Союза.
    Особенно часто я общался с обоими летчиками в 1936 году, когда гостил с матерью у Гуреевых в расположении воинской части на станции Котлы Ленинградской области.
    О судьбе дяди мы долго ничего не знали. Узнать подробности о его гибели помогли стихи, которые я в 1983 году направил в "Ленинградскую правду". Их передали в совет ветеранов-летчиков, сражавшихся на Балтике. Вот такое послание я оттуда получил:
    "Уважаемый Юрий Николаевич!
    Пишет вам зам. председателя президиума объединенного совета ветеранов однополчан частей авиации ВМФ Новиков Самуил Павлович.
    Редакция газеты "Ленинградская правда", зная, что я занимаюсь увековечением памяти погибших авиаторов Балтики, послала мне ваше письмо. Ваш дядя - командир эскадрильи 57-го авиационного полка ВВС КБФ капитан Гуреев Антон Степанович, 1910 года рождения, погиб при выполнении боевого задания 19.09.41 года. Ваш дядя увековечен на символическом мемориальном комплексе 9 мая 1981 года в деревне Борки Ломоносовского района Ленинградской области. Полк, в котором воевал ваш дядя, покрыл себя неувядаемой славой, впоследствии он стал штурмовым и после прорыва блокады Ленинграда был преобразован в 7-й гвардейский штурмовой полк. В этом и заслуга тех, кто в начале войны отдал свою жизнь за Родину. К сожалению, почти никого не осталось из тех, кто начинал войну. В этом полку воспитано много Героев Советского Союза, в том числе три дважды Героя: Челноков, Мазуренко и Степаньян...
    Очень приятно, что помните о тех, кто отдал жизнь за Родину.
    С искренним уважением С.П. Новиков. 14.05.83 г.".

    А данные о Лапшенкове я почерпнул в энциклопедическом справочнике "Герои Советского Союза".

Юрий БАШНИН



Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья
© Редакция газеты "Карелия", 1998-1999