Персона
 
Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья

Есть пророки в моем Отечестве!

Начало этой истории было вполне детективным. Светлана Пушкина, известный в республике тележурналист, сказала мне: «Так и напиши – детективная история. И это будет правда».
    Представьте, звонят в редакцию телекомпании в Петрозаводск разные люди из Москвы, спрашивают Пушкину и пытаются через нее выйти на Евгения Давыдова, также хорошо известного в республике журналиста. Один, второй, третий звонок… «Да что случилось-то?» – наконец не выдерживает Пушкина. И узнает, что Давыдова приглашают на открытие V международного телекинофестиваля «Профессия – журналист», чтобы вручить ему специальную памятную награду «Профессиональное признание». Светлана Андреевна вспоминает, что года два назад посылала на этот ежегодный конкурс свой фильм «Открытая дверь» про Давыдова, и удивленно спрашивает: «А автора фильма не приглашаете?» – « Можете, конечно, приехать,– отвечают ей, – но дорога и проживание в гостинице за свой счет». Союз журналистов России совсем обеднел, ничего не оплачивает. Ждут только героя фильма.
    И вот 18 ноября в Концертном зале Центрального Дома журналиста на открытии V международного телекинофестиваля были вручены неожиданные специальные памятные призы «Профессиональное признание» героям фильмов, представленных на четвертый конкурс, жизнь которых посвящена самоотверженной работе в профессии. Героев было всего два – наш Евгений Давыдов и московский Сергей Торчинский, старейший журналист, стоявший у истоков телевидения. Здесь добавим, что организаторы конкурса – Союз журналистов России при поддержке департамента средств массовой информации и рекламы города Москвы, Гильдия кинорежиссеров России, Посольство Королевства Нидерландов в РФ. В конкурсной программе телекинофестиваля было представлено более 50 теле- и киноработ как ведущих российских телеканалов, так и регионального телевидения. В жюри входили: председатель Алексей Симонов, кинорежиссер, президент Фонда защиты гласности, члены жюри – кинорежиссеры Евгения Головня, Андрей Разумовский, Евгений Цымбал и киновед Александр Колбовский, журналист и телеведущая Арина Шарапова.
    * * *
    Я пришла поздравить лауреата конкурса с заслуженной наградой, потому что знаю его, можно сказать, всю свою сознательную жизнь, как и многие мои друзья из юности, потому что принадлежу к славной семье «товарищей» из «Товарища», родоначальником и духовным отцом которой был Давыдов. Светлана Пушкина, заслуженный работник культуры Карелии и Российской Федерации, тоже вхожа в эту семью, как и мама нашей же Оксаны, звезды российского телевидения. Передача про Давыдова – одна из многих в ее авторском проекте «Открытая дверь». Пушкина подчеркнула большое влияние Давыдова на журналистику республики, рассказав, как в шестидесятые годы он создал молодежный клуб «Товарищ», многие члены которого стали впоследствии профессиональными журналистами.
    «Без преувеличения можно сказать, что нет в России такого журналиста, который в шестидесятые годы, создав клуб «Товарищ», перевернул бы представления 15–17-летних подростков о том, что такое жизнь, как найти себя и не потеряться в этом мире. Он настроил их сердца в унисон со временем. В общем, педагог от Бога», – говорит автор фильма в самом начале своего повествования.
    – То, что меня пригласили одного, без Светланы, странно, на мой взгляд, – сразу же предупреждает Давыдов. – Как ты понимаешь, заслуга автора фильма безоговорочная. Я помню эти съемки, было много наработано материала, но она почти ничего из этого не использовала... Она отняла от рабочих съемок почти все, что составляло мою непосредственную журналистскую деятельность. Оставила почти только «Товарища». Очень хотелось бы иметь эти «черновики». Дело в том, что звание заслуженного журналиста РК я получил не за «Товарища», а за мою основную работу. Смею надеяться, что я был добротным профессионалом. При отсутствии журналистского диплома, и особенно партбилета, я несколько десятилетий работал в партийной газете, где вообще беспартийных не держали. Я был просто литератором. Наверное, состоялся как профессиональный журналист… А на «Товарища» смотрели только как на чудачество, не больше. Относились так же, как к моему катанию на велосипеде. Терпели, тем более что на основной работе это не сказывалось. Ну, когда работал в «Комсомольце», в отделе учащейся молодежи, это было хоть как-то близко к основной работе. Хотя поначалу пытались препятствовать, даже на редколлегии как-то прямо было сказано: прекрати заниматься этим. И в обкоме комсомола к нам относились по-разному. Спасибо Евгению Рыбинскому, тогда первому секретарю. В один из острых моментов он пригласил к себе меня и двух «тетенек» из школьного отдела, недовольных возникновением какого-то непонятного клуба старшеклассников при газете. Дал возможность мне высказаться, а им строго сказал: «Все ясно? Идите работайте!» И после Рыбинского был один высокопоставленный комсомольский работник, который сейчас в своих мемуарах пишет: «Мы одобрили деятельность клуба «Товарищ»…» Несильно-то одобряли. Главное, не мешали…
    Мы старались быть неуязвимыми, не выходили за пределы комсомольского устава, развивали инициативу и самостоятельность. Если сказать, что «Товарищ» юнкоровский клуб, это будет правда. Но цели готовить в нем журналистов никто не ставил. В клуб пришли и остались в нем старшеклассники, которым стало скучно в школьном заорганизованном комсомоле. Помнится, как начали выпускать школьную стенную газету раз в неделю, настоящую, боевую, мы же обсуждали почти каждый номер на наших «средах». Это было живое дело. Так многие нашли себя.
    * * *
    … Он подчеркивает неоднократно: в Москве оценили не вообще его деятельность в журналистике, а непосредственно связанную с клубом «Товарищ» при газете «Комсомолец»! А у нас, дома, некоторые «важные» люди все еще думают, что «Давыдов всю жизнь играл в «Товарища»! Играл 25 лет, пока была жива молодежная газета, и потом, преподавая журналистику в лицеях и университете, собирая вокруг себя детей своих бывших «детей» из первых поколений клуба. Отмечаем день рождения «Товарища» каждый год 13 октября новым сбором, новыми инициативами, откликаются на которые сейчас «старички»-товарищи по скайпу с разных концов планеты и просто посетители странички интернет-группы «Товарищ» «ВКонтакте»…
    * * *
    Про наш клуб написано много хорошего и разного, не зря же в нем росли и воспитывались журналисты. Мы сбились со счета, сколько нас уже. Что-то около шестидесяти… Много имен, известных на всю страну. Не буду их здесь называть, не в нас дело. Что это за явление такое, клуб старшеклассников «Товарищ» при газете «Комсомолец», по-настоящему еще никто не объяснил. Хотя ближе всех к истине подошел, мне кажется, Валерий Хилтунен, выпускник-медалист девятой средней школы Петрозаводска, один из первых получивший от «Товарища» путевку на факультет журналистики МГУ, выпускавший страничку «Алый парус» в «Комсомольской правде», специальный корреспондент «Литературной газеты» и прочее и прочее. В своей повести «Командировка в детство» он пишет: «Наверное, было в нашем отношении к клубу что-то такое мушкетерское, излишне романтическое, хотя, строго говоря, я не помню, чтобы из «Товарища» вышла в жизнь какая-нибудь совсем уж откровенная размазня. Нет, пожалуй, насколько я слежу за судьбами друзей, все как-то не потерялись: кто в науку пошел, кто в педагогику. Мы очень разные, иногда даже диву даешься: что же такое нас объединяло? Не скажу, что мы так уж свято блюдем «лицейское братство». Тут что-то другое... Но из сердца уже не вытравишь и жить помогает. И грущу, когда вижу ребят, которые этого не знают, и радуюсь, когда встречаюсь с нынешними «мушкетерами».
    Клуб наш был, наверное, одним из последних приветов эпохи «оттепели». Уже наступали другие времена, и люди шестидесятых либо уезжали за границу, либо, сжав зубы, оставались в Отечестве своем, где небо опять заволакивали тучи, оставались самими собой и... погибали».
    * * *
    Я не согласна насчет «погибали». По крайней мере это не про Давыдова. В свои 77 лет он остается человеком любопытным, который даже не старается изгнать из себя это мальчишеское любопытство, возможность удовлетворить которое как раз дает журналистика.
    – Журналистика – это ведь и постоянная учеба, – не раз говорил он нам. – Вот берешься за какую-нибудь тему и вдруг обнаруживаешь, что нужны новые знания. Очень опасна распространенная в некоторых кругах журналистская самоуверенность – «я все знаю». Вот в фильме «Журналист», который журналисты же и критиковали, есть хорошая фраза «Каждое поколение совершенствует мир на основе собственных несовершенств». Попытка совершенствовать мир на опыте собственных несовершенств – это основная беда и современной журналистики. И сейчас она еще больше, наверное, заметна, потому что число людей, которые причисляют себя к журналистам, увеличилось в разы, а среди них журналистов серьезных, увы, не прибавилось. И вот эта самоуверенность – «раз я пошел, я могу судить обо всем со своей колокольни» – просто недопустима. Ремеслу журналиста можно научиться, и достаточно легко. Можно научиться. Но если у тебя в голове ничего нет, эти навыки останутся ремеслом, а не станут журналистикой. Что, где, когда и как, может любой сказать. Важно другое. Важно, чтобы в голове и в душе у него было что-то прочное и серьезное. И обоснованное.
    * * *
    Сейчас в голове у Давыдова новая идея: к 50-летию со дня основания нашего клуба выпустить книгу, в которой можно было бы обобщить наработанный опыт. Большую, интересную, умную, красивую… Ведь какая у нас биография! Сколько томов дневников, они уже все оцифрованы, все можно прочитать в Интернете! Какие странички, трудовые лагеря, комсомольские сборы! Фотографии, фильмы! И песни! А люди!.. Давыдов уже изложил свои задумки 13 октября, когда в очередной раз встречались с «товарищами». Создали «совет дела». Времени, правда, остается маловато, да здоровья кто-нибудь бы подбросил… Вот чего хватает, так это памяти. Он по-прежнему, как в юности, читает наизусть стихи и цитирует умные мысли, не стесняется стихов собственного сочинения, придумывает их на ходу, нимало не заботясь о том, чтобы хоть строчку записать. Кстати, любовь к поэзии у нас, «товарищей», среди которых есть и поэты, конечно же, от него…

Надежда АКИМОВА



Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья
© Редакция газеты "Карелия", 1998-2011